Приветствую Вас Гость!
Суббота, 21.10.2017, 20:47
Главная | Регистрация | Вход | RSS| Страницы истории Афганистана

КАБУЛ [23]TAPA-E TAJBEK [21]DARULAMAN PALACE [7]OTHER AREAS [13]
Балх [12]ГЕРАТ-БАДГИС [28]Калай-и Нау [2]Мазар-и Шариф [33]
Пул-и Хумри [1]СРЕДНЯЯ АЗИЯ [9]Тахар-Бадахшан [10]Ташкурган (Хульм) [112]
Фарьяб-Джаузджан [3]

Главная » Фотоальбом » ГОРОДА И ВЕСИ » СРЕДНЯЯ АЗИЯ » sar-T-01

sar-T-01

Саркофаг-сагана Тимура в Гур-Эмире (Самарканд). XV век. Нефрит.
В реальном размере 800x620 / 124.8Kb
1302 3 5.0

Добавлено 22.04.2009 baktria

Всего комментариев: 3
0  
1 baktria   (22.04.2009 16:26)
Саркофаг-сагана Тимура в Гур-Эмире (Самарканд). XV век. Нефрит.

Эпитафия (возможно, позднейшего, не ранее 1863 года, происхождения): "Эта гробница великого Султана, милостивого хакана Эмира Тимура Гургана; сына Эмир Тарагая, сына Эмир Бергуля, сына Эмир Айлангира, сына Эмир Анджиля, сына Кара Чарнуяна, сына Эмир Сигунчинчина, сына Эмир Ирданчи-Барласа, сына Эмир Качулая, сына Тумнай Хана. Это 9 поколение.

Чингиз-Хан происходит из того же рода, от которого происходят деды достохвального султана, погребённого в этой священной и прекрасной гробнице: Хакан-Чингиз-сын. Эмир Майсукай-Бахадур, сына Эмир Барнан-Бахадура, сына Кабул-Хана, сына упомянутого Тумнай-Хана, сына Эмир Байсунгары, сына Кайду-Хана, сына Эмир Тутумтина, сына Эмир-Бука, сына Эмир-Бузанджара.

Кто желает узнать дальше, да будет тому известно: мать последнего звали Аланкува, которая отличалась честностью и своей безукоризненной нравственностью. Она однажды забеременла от волка, который явился к ней в отверстие комнаты и приняв образ человека, объявил, что он потомок повелителя правоверных Алия, сына Абу-Талиба. Это показание, данное ею, принято за истину. Достохвальные потомки её будут владеть миром вовеки.

Умер ночью 14 Шагбана 807 года"

В нижней части саркофага надпись: "Камень этот поставлен Улугбеком Гурганом после похода в Джитта".
[цитата по: ].

В 1740 сркофаг Покорителя мира безуспешно пытался переправить в Мешхед, столицу Ирана, шах Нодир:

"В 1740 году,иранский шах Нодир, завоевав Бухарское ханство, в состав которого тогда входил Самарканд, и осмелился приказать, чтобы камень забрали с могилы и доставили в Мешхед (вместе с камнем было приказано также забрать металлические ворота из мечети Биби-Ханым).

Придворный историк Нодир-шаха пишет, что предполагалось, что из камня будет сделан пол и облицовка стен одного из святых зданий столицы Ирана. Однако, во сне к Нодир-шаху явился духовный учитель Тимура - Мир Сейид Береке и сказал, что камень следует вернуть. Наутро, устрашённый шах,распорядился отвести «камень Тимура в Самарканд и поместить на своём месте,как было раньше".

По дороге в Самарканд, при переправе через реку нефрит упал и раскололся на два неравных куска. Однако, камни всё же были возвращены,а мастера снова искусно соединили два куска и поместили на прежнее место..."

источник: http://e-samarkand.narod.ru/nefrit.htm

О саркофаге Тамарлана и надписях на нём упоминает, посетивший Самарканд в 1863 году путешественник Арминий Вамбери:

"Надгробные надписи на персидском и арабском языках, без каких-либо титулов,даже надпись на могиле эмира,очень просты, только слово "кёреген" написано повсюду.."

источник: http://www.lib.ru/HISTORY/WAMBERI/azia1867.txt_Piece40.11


0  
2 baktria   (01.05.2010 13:54)
Легендарный фронтовой кинооператор Малик Каюмов скончался в Москве на 99-м году жизни. Пусть земля ему будет пухом, 29 апреля 2010 года.

Абдумалик Абдукаюмович Каюмов [22 апреля 1912 года, Ташкент, Туркестан — 29 апреля 2010, Москва].
Советский режиссёр и оператор документального кино, актёр. Народный артист СССР (1967). Малик Каюмов — последний свидетель вскрытия гробницы Тамерлана в июне 1941 года. Один из последних фронтовых кинооператоров Великой Отечественной войны, доживших до наших дней. Старейший из лауреатов премии «Ника». Герой Социалистического Труда (1990).

Патриарх документального кино Узбекистана Абдумалик Каюмов снял за свою долгую жизнь более двухсот фильмов, в числе которых — «Паранджа», «Могучий поток», «Золотая свадьба», «Тринадцать ласточек», «Встречи с Таджихон», «Хива — город четырех ворот», «Пять рук человечества», «От весны до весны»… Долгие годы он возглавлял Союз кинематографистов Узбекистана, а в 1991 году был удостоен российской национальной премии «Ника» в номинации «Честь и Достоинство». Предлагаем вниманию наших читателей монолог Малика Каюмовича – его собственный рассказ о своей жизни.

Не знаю числа и месяца своего рождения. Знаю только год — 1911. Отец записывал дни рождения своих детей на страницах Корана. Но после смерти Коран потеряли, и точная дата моего рождения утрачена. Мама говорила — это случилось весной, и на базаре только-только появилась зелень.

Мы жили в той части Ташкента, которую и сегодня называют — Старый город, неподалеку от нынешнего аэропорта. Электричества не было, воду брали за километр от дома. Между тем, жили неплохо.

Полный текст см.: ТУТ


0  
3 baktria   (01.05.2010 13:58)
Прах — не тронь!

В июне 1941года меня назначили снимать в Самарканде вскрытие гробниц Тамерлана, его сына Шахруха и внука его Улугбека. В раскопках участвовал Михаил Михайлович Герасимов, прежде воссоздавший по останкам Ивана Грозного его подлинный облик.

17 июня открыли гробницы Шахруха и Улугбека. Первый был завернут в саван, Улугбек лежал в арчовом гробу. Как известно из истории, великий ученый был обезглавлен. Поэтому обнаружив череп, отделенный от туловища, мы ликовали — перед нами, безусловно, были останки Улугбека.

После долгих съемок я зашел в чайхану — чаю хлебнуть. Там сидели три старика, перед ними лежала старинная книга. Один из них меня спросил: имею ли я отношение к вскрытию могил. «Я тут самый главный», — пошутил я (по моей команде включали освещение). Старик говорит: могилу Тимура вскрывать нельзя — выйдет дух войны. Я спросил: откуда это известно? «Читай!» — они указали на раскрытую книгу. Арабский я изучал еще в школе, поэтому сумел прочитать следующее: «Прах великого Тимура не тронь, иначе начнется война».

Бросился к ученым: председателю правительственной комиссии востоковеду А.А.Семенову, Т.Н.Кары-Ниязову. Так, мол, и так, поговорите со стариками. Все поднялись наверх, включая писателя Садриддина Айни. Взглянули на книгу, улыбнулись. Айни был довольно резок: «Всё это ерунда». Тогда один из стариков произнес пару «теплых» слов, послал Айни в «одно место». Они взяли книгу, плюнули и ушли.

Я бросился за аппаратом, чтобы снять стариков на пленку. Однако их уже не было. Оставалось кусать локти.

Вскрыли третью гробницу. Герасимов отодвинул крышку и вытащил ногу. Вне всяких сомнений, нога принадлежала Хромому Тимуру: в коленном сгибе мы разглядели шишку. 21 июня вытащили череп, моя камера это зафиксировала, а утром 22-го по радио мы услышали, что началась война.

Война

В тот же день Герасимов увез в Москву три черепа. А я на площади Регистан наблюдал десятки тысяч солдат, целующих стяг, принимающих присягу. Ну, думаю, теперь-то я успею! Влез на минарет и сверху всё это зрелище заснял.

Вскоре я оказался на фронте. Кинооператоры на войне не бросали гранат и не стреляли без надобности. Но — шли рядом с солдатами, шаг в шаг. И всегда на передовой работали по двое. Со мной был мой друг Алеша Сёмин, он дважды выносил меня раненного с поля боя.

В 1943 году в деревне Колбасино под Ржевом я встречался с маршалом Жуковым. Мы с Алешей пошли ему представляться. Георгий Константинович приказал принести зеленый чай. «Я слышал, вы снимали раскопки гробницы Тимуридов», — обратился он ко мне. Я рассказал ему всё подробно — и про старцев, и про книгу. «А как вы сами к этому относитесь?» — «Не могу сказать, как я отношусь, потому что это факт; я собственными глазами читал то, что написано в книге. Думаю, нужно череп Тимура похоронить». — «А где он сейчас?» — «В Москве, у Герасимова». — «А кто распорядился относительно вскрытия?» — «Разрешение на раскопки дал Сталин». — «Что ж, я переговорю с товарищем Сталиным». Вот такой случился разговор. Позже я узнал, что Жуков обращался к Сталину, и останки были перезахоронены — накануне Сталинградской битвы, когда, как известно, и произошел перелом.

В 1944-м под Минском три пули из автомата перебили мне левую ногу — на всю жизнь остался хромым, как Тамерлан. Меня привезли в московский госпиталь в Лефортово. Ногу хотели ампутировать… Помню, лежу в палате, и вдруг происходит странное: все тщательно бреются, чистятся, одеколонятся. Ну, думаю, черт знает что! Совсем мужики с ума посходили. Не выдерживаю, спрашиваю: «Что происходит, кого ждете?» Все хором: «Галину Дмитриевну! Вот увидишь, она войдет, и тебе полегчает!» Галина Дмитриевна Чеснокова была высокая, статная, с золотыми косами, огромными синими глазами. Она отменила ампутацию — какой же оператор без ноги. Потом рассказывали, как всю операцию я объяснялся ей в любви. А в марте 1945-го вышел из госпиталя инвалидом 2-й группы.

Меня часто спрашивают, как в моем возрасте удается держать себя в форме. Просто я всю жизнь выполняю обещание, данное маме. Не пью, не курю, и не делал этого никогда — даже по просьбе Георгия Жукова.

Фото ИА Фергана.Ру


Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]