Приветствую Вас Гость!
Воскресенье, 17.12.2017, 20:45
Главная | Регистрация | Вход | RSS| Страницы истории Афганистана

BARTHOLD W. [10]OTHER PERSONS [41]«АФГАНЦЫ» [64]ГАСТРОЛИ [47]
ГОС. ДЕЯТЕЛИ [41]КУЛЬТУРА И НАУКА [36]НДПА [11]ПРАВИТЕЛИ [72]
ПО ТУ СТОРОНУ [37]СОВЕТНИКИ [7]

Главная » Фотоальбом » ЛИЦА » OTHER PERSONS » М. Г. ВЕЧЕСЛОВ

М. Г. ВЕЧЕСЛОВ

778 4 5.0

Добавлено 10.06.2014 baktria

Всего комментариев: 4
0  
1 baktria   (10.06.2014 21:46)
В ЗАСТАВКЕ: М. Г. Вечеслов, революционер-искровец, теоретик шифровального дела и организатор транспортировки в Россию нелегальной литературы, врач при советской миссии в Кабуле (1920-22).

ШИФРОВАЛЬЩИК (материалы к биографической справке).

Михаил Георгиевич ВЕЧЕСЛОВ [1869, Казань - не ранее февраля 1934], революционер-искровец ("Юрьев" "Браун", "Доктор", Михалыч" ?), социал-демократ, в революционном движении с 90-х годов, деятель земской медицины и один из организаторов советского здравоохранения. Работал врачом при советской миссии в Кабуле (1920-22), После II съезда РСДРП - меньшевик; член РКП(б) с июня 1918, (в 1922 «по болезни из партии выбыл»).

Из старинного дворянского рода, известного со времён Ивана Грозного, отец - военный чиновник служивший по интендантству.

Первая Казанская гимназия; Казанский ун-т (физико-математич. фак-т, затем - перешел на медицинский). С 1886 г. участвовал в созданном при участии Н. Е. Федосеева кружке (Волков, Кувайцев, Кожухин и др.). С поступлением в университет примкнул к революц. группе студентов и вскоре был избран представителем в библиотечное собрание, затем в депутатское собрание (обе орг-ции были конспиративными). Состоял в центральном кружке казанск. революц. интеллигенции (М. Е. Березин, Таланцев, Керчикер, Перимов, Износкова и др., 1891-92).

Арестован вместе с рядом товарищей в результате предательства Острянина (7. 12. 1892). В заключении под следствием до 6. 02. 1893; выпущен до решения под особ. надз. полиции. Высочайше определено подвергнуть В. тюремному заключению на 1 год с последующей высылкой на 3 года в северо-вост. уезды Вологодск. губ. (25. 05. 1894). Отбывал наказание в Казани, затем был переведен в Петербург в «Кресты». Подал из тюрьмы прошение царю (дек. 1894). Согласно манифесту 14 ноября 1894 срок заключения сокращен на 4 мес. (5. 01. 1895), с заменой высылки в Вологодскую губ. гласный надзор полиции в избранном месте жительства, вне столиц и их губерний, университетских городов, Твери, Орла, Н.- Новгорода, Саратова, Ярославля, Рязани и Риги, сроком на полтора года.

Отбывал надзор в Кременчуге, ( с сент. 1895 в Гельсингфорсе), учился на медицинском факультете в Гельсингфорсе. Выехал в Швецию, поступил в ун-т Упсалы на медицинский фак-т (1896-1897). В 1897 вёл переписку с А. П. Чеховым по вопросу предполагаемого перевода писателем и переводчиком Ионасом Стадлингом (1847—1935) на шведский язык рассказа «Моя жизнь»: известны 2 письма Чехова к Вечеслову; 2 письма Вечеслова к Чехову (11 октября и 13 декабря 1897) хранятся в ГБЛ, письмо 1 (13) декабря 1897 опубликовано (ЛН, т. 68, стр. 214–215; Библиотека русской классики. Антон Павлович Чехов. Том 25. Письма 1897-1898).

Прибыл в Берлин для учебы на медицинском факультете Берлинского ун-та (осень 1898).Получил диплом доктора медицины (1899). Член «Союза русских социал-демократов» (с 1897). Примыкал к Союзу русских соц.-демократов за границей (1898, вышел из него в 1900). Примкнул к группе газеты Искра (1900).

Руководитель первой по времени создания зарубежной - Берлинской группы содействия «Искре» (конец 1900, Петр Гермогенович Смидович, мать и дочь Бах)***, был в первое время одним из главных транспортёров газеты через германскую и австрийскую границы, через Мюнхен и Румынию и Финляндскую границу (для изучения вопроса на месте, в последнем случае специально выезжал в Норвегию), по маршруту Берлин — Прага — Лемберг (Львов) — Теофиполь — Киев и т. п. [ЦПА НМЛ, ф. 24]. Занимался изобретенением шифровальных ключей, написал текст брошюры о революционных шифрах и предложил её издать в типографии «Искры», находился в переписке по вопросам транспортировки и шифрования с Лениным и Крупской. Член Заграничной лиги и её администрации.
Ответ: из А. В. Синельников, «Шифры и революционеры России»: «Среди искровцев были разные люди: теоретики и практики революционной борьбы. Одного из них мы уже упоминали не единожды – Михаил Григорьевич Вечеслов (Юрьев), организатор Заграничной группы содействия «Искре» в Берлине. В начале 1890-х годов он входил в первые социал-демократические кружки Казани. А осенью 1898 года Михаил прибыл в Берлин для учебы на медицинском факультете здешнего университета. Но занятие революционной деятельностью тоже оказалось не последним. Член «Союза русских социал-демократов», Вечеслов летом 1900 года отдает себя в распоряжение редакции «Искры». Встречи с Плехановым, Блюменфельдом и Потресовым окончательно делают его активнейшим функционером новой организации. Он становится на первых порах ее основным транспортером. Литература шла через разные границы, главным образом через прусскую и австрийскую. Но весной 1901 года внимание искровцев все больше привлекала Финляндия. С этой целью Вечеслов специально выезжал в Норвегию, чтобы на месте оценить возможность переброски «Искры» через финские кордоны. Во время этой рекогносцировки Михаил написал небольшую брошюру о революционных шифрах и предложил ее издать в типографии «Искры».

Все, что мы знаем об этой книжке сосредоточено в двух письмах Надежды Крупской к автору. 5 июля 1901 года Вечеслову предложили прислать брошюру в Мюнхен для ознакомления. А через полтора месяца, 23 августа, он получил ответ: «Брошюра о шифрах очень хороша, идет вопрос о том, не поместить ли ее отдельной статьей в «Заре»».

Но работа искровца Вечеслова так и не была напечатана. А жаль. Вероятно, это был бы самый первый подобный опыт среди российского подполья. Вспомним, что Владимир Акимов выпустил аналогичный труд только через год, а книга Павла Розенталя увидела свет вообще в 1904-м. Мы теперь можем лишь догадываться о содержании брошюры Вечеслова.

Безусловно, в ней можно было найти «стихотворный ключ» – сам Михаил переписывался с Лениным по басне Крылова «Пловец и море». Параллельно с этим речь должна была идти и о «книжном шифре» – в это время они все больше применялись в марксистской среде. Можно предположить, что автором брошюры был описан «гамбеттовский ключ» – история его тянулась с эпохи народовольчества. И очень возможно, что нашел свое место в книжке «мудреный ключ». Как раз берлинская группа Вечеслова активно внедряла подобную периодическую систему в деятельность искровских агентов».

0  
2 baktria   (10.06.2014 21:47)
Нелегально вернулся в Россию (1908), получил диплом врача, позволивший ему легализовать своё пребывания в России.

Работал в Петербурге в бактериологической лаборатории, принимал участие в борьбе с различными эпидемиями (1910-1912): холеры в Европ. России, сыпного тифа в Зап. Сибири и чумы в Забайкальи и Маньчжурии. Санитарный врач при петербургском губ. земстве (с 1912), заведовал бактериологической лабораторией в Петрограде (1917). Принимал участие в страховой кампании. С 1914 занял резко-антиоборонческую позицию.

После Февральской Революции работал в медико-санитарных учреждениях в качестве уполномоченного Петроградск. совета и ВЦИК’а. Примыкал в этот период к с.-д. интернационалистам, выставлялся в городскую думу по списку меньшевиков-интернационалистов и новожизненцев. Являлся делегатом Всероссийского Демократического Совещания (14—22 сентября 1917, Петроград) от Всероссийского союза земских работников, избран в т. наз. Демократический совет.

Член Совета врачебных коллегий (учреждён Декретом СНК 24. 01. 1918, председатель А. Н. Винокуров)****.

В 1919 работал в Высшей военной инспекции, главным образом в качестве врача. Выезжал на фронт — в Царицыне и Камышине.

После реорганизации Высшей военной инспекции [1.IX.1919] командирован в Афганистан, работал в Кабуле врачом при полпредстве (1920-22).

Провёл ряд предварительных обследований архитектурных и археологических памятников в Афганистане и Термезе*****.



М. Г. Вечеслов (слева в
первом ряду) в составе
миссии Я. З. Сурица в Ка-
буле, 1921

В его биографической справке (составлена не позднее 1930-го года), опубликованной в пятитомнике «Деятели революционного движения в России, сказано: По возвращении в конце 1922 г. в Москву работал в советском представительстве при заграничных организациях помощи голодающим; последние годы — врач при об-ве старых большевиков. Ныне — беспартийный» [вып. II. В - Гм. — 1933. — Стб. 584-1310]. Надо полагать, это первый и последний биографический очерк-справка о Вечеслове, опубликованный в России.

В популярной книге А. Андреева «Оккультист Страны Советов» говорится, что М. Г. Вечеслов будто бы являлся членом французской ложи Великий восток Франции (Grand Orient de France, GODF)******. Никаких доказательств своему утверждению г-н Андреев не приводит. Как и не объясняет к чему бы Вечеслову, с его большевистскими ключами, потребовалось быть ещё и масоном? К слову сказать, М. Г. не упоминается даже в пресловутом Словаре российских масонов с царствования Николая II до Второй мировой войны, составленном О. Платоновым.

СОЧИНЕНИЯ: Вечеслов М. Археологические памятники в Афганистане// Афганистан. Сборник статей Д. Анучина, И. Бороздина, М. Вечеслова, В. Городцова, В. Гурко-Кряжина, Б. Денике, Л. Мсериануца и А. Самойловича. С рисунками и картами. М.: Всероссийская Научная Ассоциация Востоковедения при Наркоме по делам национальностей, 1924г. 210 с. + карта. Бумажный, мягкий, издательский переплет, обычный формат.5000 экз. (Продавец: BS - PoljakovDeniss, Эстония, Таллин.) Цена: 4500 руб. Купить.

Литература: Деятели революционного движения в России: биобиблиографический словарь: От предшественников декабристов до падения царизма: [В 5 т.]. — М.: Изд-во Всесоюзного общества политических каторжан и ссыльно-поселенцев, 1927-1934; ; "Красная Летопись" 1925, II (13), 161—162 (Заграничный сыск вокруг Ленина).

0  
3 baktria   (10.06.2014 21:58)
ПРИМЕЧАНИЯ:

*** Из донесения заведующего русской заграничной агентурой Леонида Александровича Ратаева (1860 — 1937): «Вечеслов один из весьма серьезных революционеров и в Берлине был обставлен хорошо. На выдачу прусские власти, из страха перед социалистами, разумеется, не согласятся, и ко всем прочим неприятностям прибавится новая задача обставлять Вечеслова в другом месте, и даже в таком, может быть, где нашего наблюдения не существует» [ЦГАОР СССР, ф. ДП 00, оп. 1898 г., д. 6, ч. 1207, л. 120, 121].

**** «Октябрьский переворот принял полностью. С самого начала Октябрьской революции стал работать при Смольном по организации врачебной помощи. От Военно-революц. комитета был послан с комиссией по обследованию красногвардейских частей, находившихся на фронтах под Петроградом. Позже работал членом Совета врачебных коллегий, заведующим санаторной частью Военно-санитарного управления; с эвакуацией правительства переехал в Москву, где ему было поручено заведование санитарной частью НКПС (сначала водных, затем и ж.-д. путей)» [Деятели...].

***** В 1922 году, находясь проездом в Термезе, М. Г. Вечеслов, внёс свой вклад в донаучное освоение памятников старины в этом городе (после любительских раскопок группы С. А. Кукурышниковой). «Попутно и бегло описанные развалины Термеза он разделял на две группы: домусульманскую и мусульманскую. К первой категории он относил древнюю цитадель, остатки береговой каменной дамбы [которая, как ему ошибочно казалось, тянулась от крепости вниз по течению на несколько километров и якобы, по словам Арриана, служила пристанью для судов] и, наконец, со ссылкой на какие-то предания, большое количество развалин к северу от калы и „среди последних" развалины Кырк-кыз, принадлежавшие, по Рожевицу, древнему монастырю. Среди мусульманских памятников М. Г. Вечеслов отметил усыпальницу Хакими Термези, причем раскрашенная резьба по алебастру недавнего происхождения принята была им за остатки цветной мозаики. Последняя, по-видимому, послужила отчасти основанием для отнесения сооружения самого мазара к более раннему периоду, чем установка саганы. Сохранившиеся на портале в группе мавзолеев Султан Садат изразцовые плитки могущие быть датированными XV веком] привели М. Г. Вечеслова к заключению, что эти здания, которые он называет мечетью Султан эмир Хусайн Садат или мечетью Ходжа Аслар, относятся с какому-то „более древнему периоду мусульманского зодчества по сравнению с „мечетями более поздней постройки, украшавшимися сплошными разрисованным кирпичами» (публикация сайта www.survival-ru.org без указания авторства текста). Научное изучение Термеза и окрестностей началось уже после посещения его развалин Вечесловым: первая генеральная фотофиксация развалин городища проведена в 1925 году экспедицией Средне-Азиатского комитета по делам музеев и охраны памятников старины, искусства и природы. Осенью 1926 состоялась первая экспедиция Московского музея восточных культур в Среднюю Азию, участники которой работали и в Термезе.

Вечесловым так же обследован ряд археологических памятников Афганистана.

0  
4 baktria   (10.06.2014 21:59)
****** процитирую полностью этот фрагмент: «Содействовать планам Барченко [1] вызвались и двое его новых московских знакомых — некто доктор М. Г. Вечеслов и В. И. Забрежнев, о которых стоит рассказать подробнее. Оба они в прошлом принадлежали к ложе «Великий Восток Франции»; Вечеслов к тому же был близок с Астромовым-Кириченко и вообще с масонско-оккультными кругами в обеих столицах. Но главное — Вечеслов хорошо знал Афганистан, где побывал в начале 1920-х с советской дипмиссией, и, по-видимому; именно это обстоятельство привлекло к нему Барченко.

В середине 1924 г. Вечеслов вновь стал собираться в эту страну. Накануне отъезда он обратился с довольно неожиданным предложением в Академию истории материальной культуры: «Ввиду возможности приобретения очень дешево ряда ценных монет и различных предметов древности во время передвижения научной экспедиции в Афганистане по различным городам, — писал он в секцию нумизматики и глиптики Академии, — я прошу, если будет признано мое предложение желательным, открыть мне через наше представительство в Кабуле кредит в размере хотя бы до 500 рублей. Если решение будет положительным, то прошу уведомить меня об этом телеграфно в Герат и переслать то постановление в Кабул».[письмо М. Г. Вечеслова в РАИМК от 12. 07. 1924, Архив ГАИМК Ф. 2. Оп. 1(1924). Д. 83. Л. 1.]

Удивительно, но любезное предложение «д-ра Вечеслова» — не востоковеда и вообще не специалиста «по древностям» (до революции он был практикующим врачом в С.-Петербургском уезде) — не вызвало ни малейших сомнений у руководства РАИМК.

Уже через два дня (14 июля) заведующий секции нумизматики [руководить секцией нумизматики и глиптики РАИМК Алексей Алексеевич Ильин (1858-1942) - baktria] заявил на очередном заседании правления Академии «о желательности поручить д-ру Вечеслову приобретение в Афганистане предметов древности», после чего правлением было принято соответствующее постановление. А затем, 24 июля 1924 г., председатель РАИМК академик Н. Я. Марр направил письмо в советское полпредство в Кабуле (которое в то время возглавлял старый большевик Л. Н. Старк) с просьбой выделить Вечеслову необходимые средства на закупку древних памятников. При этом он отмечал, что «могущие быть приобретенными памятники после их исследования в Академии поступят в центральные государственные музеи».[письмо акад. Н. Я. Марра в полпредство СССР в Кабуле от 24. 07. 1924, Архив ГАИМК Ф. 2. Оп. 1(1924). Д. 83. Л. 2.]

Что стояло за предложением Вечеслова — необходимость получить официальное прикрытие какой-то нелегальной деятельности (скорее всего по линии ОГПУ) в Афганистане или же, зная о контактах Барченко с РАИМК весной 1924 г., Вечеслов хотел помочь ему в поисках следов «доисторической культуры»? Впрочем, возможно и то и другое. В начале 1925 г. (уже после отъезда Вечеслова в Кабул) к Барченко заявился некий бойкий молодой человек, «интересующийся доисторической культурой», который, как выяснилось, был близко знаком с Вечесловым. Доктор Вечеслов, сообщил он A.B. Барченко, — человек «чрезвычайно популярный, влиятельный в сферах»; ныне он находится в Кабуле, где занимает «чрезвычайно ответственный пост» и как знаток «доисторической науки» может многое сделать «для проведения в жизнь желаний A. B. Барченко».

[1] Имеется в виду Александр Васильевич БАРЧЕНКО [1881, Елец, ныне Липецкая обл. — 25. 04. 1938, Москва, расстрелян], представитель российского эзотеризма, оккультист, гипнотизёр и телепат, учёный консультант Главнауки (27. 10. 1923); привлекался к сотрудничству органами ОГПУ в рамках особого спецотдела под руководством Г. И. Бокия. Создатель эзотерического общества «Единое трудовое братство» (согласно обвинениям предъявленным на следствии в 1937, общество было создано Барченко в 1923), осуждён и расстрелян как создатель масонской контрреволюционной террористической организации и за шпионаж в пользу Англии (пункты 6, 8 и 11 статьи 58 УК РСФСР).. Реабилитирован 3. 11. 1956.

С дореволюционного времени под псевдонимами (А. Нарвский, А. Елецкий публиковал статьи в ряде журналов: «Мир приключений», «Жизнь для всех», «Русский паломник», «Природа и люди», «Исторический журнал». Один из главных действующих лиц популярной книжки Олега Шишкина «Битва за Гималаи. НКВД: Магия и шпионаж». — М., 1999 и целого ряда публикаций подобного разбора.
Ответ: НЕСКОЛЬКО ССЫЛОК:

Подробнее о Группе содействия см. Новиков В. И., Ленин и деятельность искровских групп в России (1900 — 1903 гг.) - 3. БОРЬБА ИСКРОВЦЕВ СО ШПИОНАМИ И ПРОВОКАТОРАМИ - ТУТ

РУССКАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ «ИСКРЫ» - Гвоздь всего нашего дела - перевозка

Переписка В. И. Ленина и руководимых им учреждений РСДРП с партийными организациями. 1903-1905 гг. Том 3. Книга первая

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]