Приветствую Вас Гость!
Воскресенье, 05.12.2021, 21:05
Главная | Регистрация | Вход | RSS| Страницы истории Афганистана

BARTHOLD W. [10] OTHER PERSONS [46] «АФГАНЦЫ» [105] ГАСТРОЛИ [52]
ГОС. ДЕЯТЕЛИ [46] КУЛЬТУРА И НАУКА [42] НДПА [14] ПРАВИТЕЛИ [92]
ПО ТУ СТОРОНУ [51] СОВЕТНИКИ [11]

Главная » Фотоальбом » ЛИЦА » ГАСТРОЛИ » ЮЛИАН

ЮЛИАН

Юлиан Семенов (1931-1993) в Пули-Хумри. 1986 год, точная дата неизвестна, автор снимка - неизвестен. Фото с сайта afg82.narod.ru (Шурави. Фотографии советских солдат и офицеров.). В биографии С. написанной и изданной его дочерью в серии "ЖЗЛ", датой поездки в ДРА называется 1985 год, в воспоминаниях и свидетельствах называются так же 1984 и 1986 годы, что можно объяснить несовершенноством человеческой памяти. В аннотации сохраняю дату данную правовладельцем снимка.
В реальном размере 762x576 / 107.5Kb
5367 3 4.8

Добавлено 10.08.2010 baktria

Всего комментариев: 3
0  
1 baktria   (10.08.2010 01:14) [Материал]
Семёнов, Юлиан Семёнович (настоящая фамилия Ляндрес; 8. 10. 1931, Москва — 5. 09. 1993, там же) — советский писатель, сценарист, журналист. Секретарь правления Союза писателей СССР, Вице-президент общества дружбы «СССР — Аргентина», член Советского комитета солидарности со странами Латинской Америки. Основатель газеты «Совершенно секретно» (1989). Один из пионеров жанра «журналистские расследования» в советской периодике. Заслуженный деятель искусств РСФСР (1982). Лауреат Государственной премии РСФСР (1976, за участие в телесериале «Семнадцать мгновений весны»). Лауреат Премии КГБ СССР в области искусства. Награждён орденами Октябрьской Революции (1984), Дружбы народов.

Отец — Семён Александрович Ляндрес, организатор издательского дела, редактор , мать — Галина Николаевна (урождённая Ноздрина), учительница истории. Жена (1955): Екатерина Сергеевна, дочь Натальи Петровны Кончаловской от первого брака, приёмная дочь С. В. Михалкова. Дочери — Дарья (июнь 1958) и Ольга (февраль 1967).

О нём: Евгений Додолев «Алый король» // «Музыкальная правда» : газета. — Москва: 2009. — № 22. — С. 02. ТУТ ЮЛИАН СЕМЕНОВ. ИНФОРМАЦИЯ К РАЗМЫШЛЕНИЮ ЧИТАТЬ


0  
2 baktria   (22.08.2010 10:55) [Материал]


В 1985 году Ю. Семёнов с дочерью Дарьей (род. в июне 1958) ездил в Афганистан и Никарагуа. Впервые в Афганистане С. побывал, в 1958-1959 годах в качестве переводчика с дари и пушту. Эта работа и поездка нашли свое отражение в его первой книге — «Дипломатический агент» о приключениях поручика Яна Виткевича, дипломата и русского тайного агента. Повесть частично написана во время пребывания в Афганистане (?) и была опубликована в 1959 году

Несмотря на появление последнее время статей о Семёнове и выход его панегиристической биографии в серии "ЖЗЛ" (автор О. Ю. Семёнова, 2006), беспристрастный и объективный анализ его творчества и личности ещё впереди.

Ольга Юл. Семёнова (февр. 1967): "Юлиан Семенов" (Жизнь замечательных людей) М.: Молодая гвардия, 2006. — 277 с.

Ниже я перепечатываю отрывок из этой книги, посвящённый Афганистану:

…Вернувшись из Никарагуа, он немедленно отправился с Дарьей в Афганистан. Эту маленькую страну он знал и любил с 50-х годов, хотя и был поражен тогда отчаянной нищетой. Приехав снова, попытался дать максимально объективную оценку происходившего. Дети ходили в школы, женщины работали с открытыми лицами, экстремисты не забивали девушек камнями за приоткрытую щиколотку. Цена за это относительное благополучие (люди Бабрака пытали врагов революции, те отплачивали тем же, в подвалах томились тысячи окровавленных пленников) была непомерно высока — каждый день «Черный тюльпан» увозил десятки, сотни гробов…

Папа не знал того мальчика, да и я видела один раз, мельком, на дне рождения моей лучшей школьной подружки, которой исполнилось тринадцать. Родители ретировались на кухню, чтобы дать нам всласть напрыгаться под итальянцев и умять дивный домашний торт, обсыпанный крохотными разноцветными шоколадными шариками… Он был единственным сыном приятельницы мамы моей подружки. Не очень красивый, худенький, с темно-русыми волосами и добрым лицом, в котором появлялось что-то беззащитное, когда он улыбался. Ранимый, мягкий, мальчик без отца, мамина гордость. Он разительно отличался от наших уверенных в себе одноклассников — дипломатических сынков, поэтому я его и запомнила… Через пять лет его забрали в Афганистан, хотя и существовало вроде бы гласное или негласное распоряжение — единственных сыновей туда не отправлять. Наверное, больше негласное: деловые мамы, ярко накрасившись и вооружившись лучшими коньяками, конфетами и хрустящими конвертами, шли к краснолицым майорам и подполковникам и всеми правдами и неправдами выбивали тихие подмосковные стройбаты. Его мама не сумела.

см. окончание

0  
3 baktria   (22.08.2010 10:56) [Материал]
Когда привезли гроб, она потеряла сознание. Соседки привели ее в чувство. Взглянув на гроб, она глухо закричала и снова упала. Так прошел день. Ее отходили. Я увидела эту женщину много лет спустя, дома у моей повзрослевшей подружки, — она сидела на красивой кухне с модной мебелью темного дерева, быстро и некрасиво ела рыбу, запеченную в духовке, и, не переставая жевать, негромко повторяла: «Совсем нет вкуса… Рыба, говорю, совсем без вкуса, бумага…» Я увидела ее глаза — в них уже не было ни отчаяния, ни боли, в них не было ничего… Жива ли она еще? Если да, то хранит начавшие желтеть фотографии худенького паренька, его школьные тетрадки, рисунки к 8 Марта, дневники с отметками и корявыми подписями учителей. А если нет ее, то и этого не осталось. Не очень красивый, смущенно улыбающийся паренек исчез окончательно, превратился в прозрачную тень, далекое эхо. И непонятно, что несправедливее и абсурднее — сам факт его смерти или то, что скоро исчезнет даже память о нем.

Папа не знал того паренька, я видела лишь раз, но он стоит у меня перед глазами. Как же его все-таки звали? То ли Андрей, то ли Миша. Наверное, это не так важно, он — один из десятков тысяч убитых мальчиков и у всех — его беззащитное лицо. А у всех мам — пустые, серые, будто выжженные нестерпимой болью глаза.

В Афганистане было страшно. Сестра рассказывала, что недалеко от них взорвалась на мине машина. Днем и ночью слышались далекие канонады и близкие автоматные очереди. Отец чувствовал себя под пулями совершенно спокойно: беседовал на своем любимом пушту с афганцами, ездил по стране. Невозмутимый, в подаренном ему афганском национальном костюме — расшитых серебряной ниткой белых шароварах и такой же рубашке, отстукивал на машинке очередную статью: «Александр Довженко сказал как-то: „Смотрите в дождевую лужу — даже в ней вы увидите звезды, если обладаете даром видеть“. Дети, весело идущие в школу, — это звезды нового, за ними — будущее. Видеть это новое следует прежде всего в лицах тех, с кем довелось встречаться. Лица людей — это коллективный портрет народа, а их глаза тенденция. Я был счастлив, что мог всматриваться в глаза моих афганских друзей — они смотрят с надеждой».

Со всех портретов женщин и детей, привезенных из Афганистана Дарьей, на меня действительно смотрели огромные глаза, в которых теплилась надежда. Для многих она сменилась ужасом, когда пришли талибаны, а вскоре глаза и вовсе закрыли густой вуалью, — как зеркало в доме покойника.

© О. Ю. Семёнова: "Юлиан Семенов" (Жизнь замечательных людей) М.: Молодая гвардия, 2006. — 277 с.


Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]