Приветствую Вас Гость!
Среда, 23.08.2017, 07:33
Главная | Регистрация | Вход | RSS| Страницы истории Афганистана

BARTHOLD W. [10]OTHER PERSONS [40]«АФГАНЦЫ» [64]ГАСТРОЛИ [47]
ГОС. ДЕЯТЕЛИ [41]КУЛЬТУРА И НАУКА [34]НДПА [11]ПРАВИТЕЛИ [69]
ПО ТУ СТОРОНУ [35]СОВЕТНИКИ [6]

Главная » Фотоальбом » ЛИЦА » ПРАВИТЕЛИ » ЕВТИДЕМ I

ЕВТИДЕМ I

ЕВТИДЕМ I (235—200 до н. э.), третий царь греко-бактрийского царства.
В реальном размере 1313x944 / 149.5Kb
1864 4 5.0

Добавлено 23.06.2011 baktria

Всего комментариев: 4
0  
1 baktria   (23.06.2011 22:06)
Бюст Евтидема I (?), мрамор, Музей Виллы Тарлония, Рим.
Реверс монеты Евтидема I с головой Геракла, ок. 230-200 до н. э., медь, 23 мм, 7. 65 гр,
Источники: Ranuccio Bianchi Bandinelli, «L'arte classica editori riuniti», Roma 1984; сайт www.grifterrec.com



ЕВТИДЕМ I ТЕОС (Ο Ευθύδημος Α΄, ΒΑΣΙΛΕΩΣ ΕΥΘΥΔΗΜΟΥ, اوتیدم یکم) [?, Магнесия — 200/195 до н. э.], третий царь греко-бактрийского царства, правивший с 235 до н. э. по 200 до н. э. Родоначальник династии Евтидемидов.

Согласно Страбону, Евтидем родился в Магнесии (местонахождение которой не известно) и, возможно, ещё при власти Селевкидов был сатрапом в Согдиане. В 235 года до н. э. поднял восстание против греко-бактрийского царя Диодота II, скорее всего получив поддержку местного эллинского населения и знати, затем низложил его и был провозглашён царём. Евтидем жестоко расправился с самим царём и его роднёй, уничтожив недолговечную династию Диодотидов (около 256—225 гг. до н. э.) и основав собственную.

Царствование Евтидема прошло в противоборстве с набирающим силу Парфянским царством за обладание и контролем над выгодными торговыми путями . Так же при этом царе началась экспансия бактрийев в долину Инда, а в 188 году бактрийская армия аннексировала Арахосию (Αραχωσία), Дрангиану (τη Δραγγιανή) и Гедоросию (τη Γεδρωσία).

В 209 до н. э. сирийский царь Антиох III предпринял восточный поход для возвращения контроля над отпавшими восточными сатрапиями и восстановления былого могущества державы Селевкидов. В том же году (или в 208 до н. э.), нанеся поражение парфянам, Антиох вторгся в Бактрию и при переправе через реку Арий (современный Герируд) столкнулся с весьма внушительной армией Евтидема. После упорного боя 10-тысячный отряд бактрийской конницы был разбит и отброшен. Евтидем отступил в свою столицу — Бактры (Балх), осада которой сирийскими отрядами продолжалась около двух лет. Не сумев принудить Евтидема к изъявлению покорности и потеряв терпение, Антиох направил к нему своего приближённого и доверенного человека Телея. В переговорах Евтидем сумел убедить Телея, что сирийцам, якобы, будет невыгодно уничтожать самостоятельное царство в Бактрии, так как на востоке находятся огромные полчища диких кочевников (саков и массагетов). Сейчас, говорил Евтидем, бактрийцы защищают от них всю Азию, если же они будут покорены, то Антиоху придется самому заниматься этим нелегким делом (Полибий, 11.34). Антиох III принял эти доводы и заключил с Евтидемом мирный договор. По его условиям, за правителями Бактрии был официально признан царский титул, хотя они и должны были признать верховную власть Селевкидов. Евтидем так же уступил Антиоху своих боевых слонов. Союз был скреплен браком: сын Евтидема Деметрий I женился на дочери Антиоха.

Царство Евтидема к концу его жизни, по видимому, было весьма значительным, включая Согдиану на севере, Маргиану и Ариану к югу и юго-востоку от Бактрии. Евтидему наследовал сын Деметрий, некоторые историки полагают, что некоторые правившие позднее цари, например, Антимах I , так же могут быть сыновьями Евтидема.

От Евтидема дошло несколько серий монет, на которых он изображён молодым, в зрелые годы и уже стариком. На реверсе некоторых из них имеются надписи на арамейском языке. На некоторых монетах на реверсе вместо портрета царя изображалась голова Геракла. Помимо собственно бактрийских монет Евтидема, до наших дней дошло и немало монет кочевых племен Центральной Азии, отчеканенных в подражание монете Евтидема, что свидетельствует об исключительности личности этого царя и значимости её в представлении современников и в течение нескольких десятилетий после его смерти. Подобные имитации именуют "варварскими" из-за небрежного стиля их исполнения. В легенде монет его сына Деметрия, Евтидем именуется Ευθύδημος Α΄ Θεός – «Евтидем Бог».
Находящийся в музее в Риме бюст старого царя, признаётся рядом исследователей портретом Евтидема. Если это так, то он является единственным бактрийским царём о внешности которого мы можем судить не только по изображению на монетах.

Некоторые публикации: Επτά ημέρες Εφημερίδα Καθημερινή (29/12/1996); Ιστορικά Eφημερίδα Eλευθεροτυπία (6/12/2001); Περιοδικό Corpus Τεύχος 60, Μάιος 2004; Ranuccio Bianchi Bandinelli, «L'arte classica editori riuniti», Roma 1984.

0  
2 baktria   (23.06.2011 22:15)
ОТРЫВОК ИЗ РАБОТЫ А. А. ПОПОВА «ГРЕКО-БАКТРИЙСКОЕ ЦАРСТВО», Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2008, стр. 63-67.

Правление Евтидема I (около 225-190 гг. до н. э.)

В эллинистический период греки-ионийцы из Малой Азии переселялись в Бактрию и Согдиану. Пока еще нельзя категорично говорить о вторичных волнах колонизационного процесса в период эллинизации Бактрии, но отдельных разрозненных сведений собрано много. В данном случае не имеет значения, какая из Магнесий (на Меандре или Герме) была родиной бактрийского царя: это соседние города в Малой Азии. Важно, что Евтидем был малоазийского происхождения и что он со своими сподвижниками успешно правил Бактрией, опираясь на поддержку центрально-азиатской знати12. Это позволяет считать, что волны переселенцев из Малой Азии в Бактрию не прекращались и в эллинистическое время. О том же свидетельствуют произведения искусства, выполненные в малоазийских традициях, но в Бактрии*.

Интереснейшие сведения о царствовании Евтидема I передает Полибий. Он дает нам сведения о походе Антиоха III Великого против некогда отпавшей от царства Селевкидов Бактрии и Согдианы. Полибий, описывая мирные переговоры Евтидема и Антиоха, передает нам слова Евтидема о том, что он не поднимал восстания против Селевкидов, а наоборот, истребил потомство «других изменников» (XI, 34, 2-3). Таким образом, можно утверждать, что Диодот II был свергнут Евтидемом из Магнесии, которого поддержала прежде всего эллинская верхушка, недовольная сближением с парфянами.

Евтидем, по-видимому, сохранил мирные отношения с Парфией, правители которой в это время пытались расширить свои владения за счет слабеющей монархии Селевкидов. Однако внутренние силы селевкидской державы еще не были исчерпаны. Антиох III, вступивший на трон около 223 г. до н.э., приложил большие усилия для восстановления былого могущества державы, основанной Селевком I Никатором. Одно из самых значительных военно-дипломатических мероприятий Антиоха III был поход на восток, который он начал в 209 г. до н. э. Первый удар Антиох нанес Парфии. Одержав победу над парфянами, он все же сохранил власть Артабана I над Парфией, признавшего, скорее всего, в какой-то мере зависимость от Селевкидов. Антиох, видимо, рассчитывал получить поддержку от парфян в предстоящем столкновении с Греко-Бактрией**.

Таким образом, формальное состояние войны между Греко-Бактрией и державой Селевкидов в начале правления Евтидема I послужило поводом для вторжения Антиоха в Бактрию.
Целью Антиоха было в качестве цели подчинение греко-бактрийских владык своей власти. Причем Антиоха могло, видимо, устроить и формальное подчинение со стороны Евтидема. Евтидем же прежде всего хотел удержать в своих руках власть над бактрийскими эллинами и при удачном стечении обстоятельств получить признание своего царского достоинства от Селевкида. О новых завоеваниях для Греко-Бактрии за счет территорий, подвластных Антиоху, Евтидем не мог помышлять, так как было очевидно полное превосходство противника.

Благодаря Полибию до нас дошло описание боевых действий между войсками Евтидема и Антиоха: сражения на реке Арий (совр. Герируд), осады Бактр (Зариасп) и заключения мирного договора (X, 49; XI, 34). Описание войны Антиоха и Евтидема в «Истории» Полибия в современной историографии не подвергается сомнению, и большинство ученых перелагают сведения Полибия без изменений***.

Битва на реке Арий была сражением на границе Греко-бактрийского царства и Парфии.

Греко-бактрийский царь Евтидем, видимо, опасался давать генеральное сражение Антиоху, так как было очевидно, что армия Антиоха в открытом бою, на поле битвы намного превосходила войска Греко-Бактрии. Поэтому Евтидем занял выжидательную позицию и выслал десятитысячный отряд, состоявший из бактрийских всадников, к пограничной реке Арий (Polyb. X, 49, 1). Это подразделение должно было помешать переправе через эту реку, напав на войска Антиоха, находившиеся не в правильном построении при форсировании водной преграды. Тем самым Евтидем рассчитывал ослабить силы врага, пользуясь удобством местности, и оттянуть время для сбора как можно большего войска.

С самого начала Евтидем делает ставку на затяжную войну, подобную той, которая была между центрально-азиатскими иранцами и Александром Македонским в 329-327 гг. до н. э. Эту войну бактрийцы и согдийцы вели с помощью маневренных конных отрядов, нападая на отдельные отряды македонян Александра. В добавлении к этому была сделана ставка на неприступность горных районов Бактрии и прекрасно укрепленные греко-бактрийские цитадели городов, которые во времена Евтидема были, очевидно, возведены по всем правилам передовой эллинистической фортификационной практики. Примером этого могли служить стены Бактр, которые так и смогли преодолеть войска Антиоха.

(см. продолжение)

0  
3 baktria   (23.06.2011 22:15)
Антиох за три дня до битвы у р. Арий через разведчиков узнал о том, что десятитысячный отряд бактрийцев не находился целые сутки в ожидании его переправы, а ночью отправлялся в ближайший город на ночлег. Причем этот город отстоял от р. Арий на расстоянии не менее двадцати стадий (более 2 км). Согласно этим обстоятельствам Антиох принимает стратегически верное решение о начале форсирования Ария еще до рассвета, когда основные силы бактрийцев находились на месте ночлега (Polyb. X, 49, 4).

Накануне он отдал приказ основной части войска сняться со стоянки на рассвете, а сам с конницей, легковооруженными и десятью тысячами пелтастов двинулся к Арию ускоренным ходом еще ночью (Polyb. X, 49, 2-3).

Как только Антиох стал переправлять свои войска через Арий, бактрийцы были оповещены об этом через своих разведчиков. Когда бактрийские всадники прибыли к Арию, большая часть войск Антиоха уже переправилась (Polyb. X, 49, 5-6). Сразу с похода бактрийская конница ударила по войскам Антиоха, которые до конца еще не выстроились в правильный боевой порядок. Антиох сумел выдержать натиск первого отряда (гиппархии) бактрийцев. Первых он призвал к оружию две тысячи воинов, «которые в сражениях находились обыкновенно при нем». По-видимому, здесь имеются в виду элитные подразделения селевкидской армии, гвардия Антиоха, царская агема. Неслучайно этот отряд, находившийся в этот момент битвы в меньшинстве, доблестно дал отпор бактрийцам. Сам Антиох в этой первой фазе сражения проявил себя как истинный военачальник, увлекая в бой войска своим личным примером. Полибий пишет, что он сражался доблестнее всех (Polyb. X, 49, 7-9).
Во время этого первого столкновения остальным частям войск Антиоха было приказано выстроиться в боевой порядок.

После того как вторая и третья гиппархии бактрийцев ударили по передовому отряду Антиоха, «сирийцы» стали отступать под натиском превосходящего противника. Несмотря на свою доблесть, двухтысячный отряд не мог противостоять десяти тысячам всадников. Однако к этому времени селевкидские пешие войска и конница уже построились в правильный порядок и смогли организованно перейти в наступление (Polyb. X, 49, 10).

Возглавил контрнаступление селевкидский полководец этолиец Панэтол. Антиох со своим передовым отрядом также перешел в наступление. Селевкидская тяжеловооруженная конница смяла бактрийские ряды и принудила бактрийцев, нападавших «нестройной толпой», бежать с поля битвы. Бегство бактрийцев и их преследование со стороны Панэтола продолжалось до того, как они достигли основных войск Евтидема. Конница Антиоха вернулась к Арию, чтобы на берегу этой реки провести ночь (Polyb. X, 49, 11-13).

В итоге поле битвы осталось за селевкидскими войсками. Большинство бактрийцев было истреблено или попало в плен к воинам Антиоха. По окончании битвы Евтидем во главе своего войска укрылся в Бактрах. Однако для Антиоха это сражение также оказалось опасным: под Антиохом пала лошадь от полученной раны, а сам он был ранен в рот и потерял несколько зубов. В целом, несмотря на ощутимый урон, Антиох этому сражению был обязан «славой храброго воина» (Polyb. X, 49, 14-15).

Описание битвы у реки Арий интересно не только с точки зрения полководческих талантов Антиоха III Великого, но и для реконструкции тактики ведения конного боя на больших отрытых пространствах в III-II вв. до н.э. Эта битва показала полное превосходство тяжеловооруженной селевкидской конницы, где основной ударной мощью были тяжеловооруженные всадники, в том числе катафракты, над типичной для кочевников атакой лавой, рассеянным строем легковооруженных всадников, вооруженных дротиками и луками.

(см. окончание)

0  
4 baktria   (23.06.2011 22:15)
Осада Бактр слишком затянулась и продолжалась около двух лет. Поэтому Антиох пошел на переговоры с Евтидемом. Евтидем устрашил Антиоха сообщением о кочевых ордах, которые угрожали границам бактрийского царства. Если бы Антиох низвергнул Евтидема, то эти кочевники быстро воспользовались этим и вторглись как во владения Евтидема, так и в пределы державы Селевкидов (Polyb. XI, 34, 4-7). Помимо этого Евтидем указывал на то, что достоин царского достоинства за истребление потомства Диодота II, который изменил Селевкидам*****. Поэтому Антиоху не следует лишать Евтидема царства (Polyb. XI, 34, 2-3). Проводил переговоры с Евтидемом его соотечественник Телей из Магнесии, а завершил переговоры с самим Антиохом сын Евтидема Деметрий (Polyb. XI, 34, 8). В 206 г. до н.э. был заключен договор. Антиох сохранил царский титул Евтидему, пообещал выдать одну из своих дочерей за Деметрия. При этом Евтидем предоставил Антиоху продовольствие и боевых слонов и признал себя зависимым от Антиоха (Polyb. XI, 34, 9-10). После столь удачного исхода кампании в Бактрии Антиох, перейдя Гиндукуш, вторгся в Индию (Polyb. XI, 34, 11-12).

Мирный исход переговоров между Антиохом и Евтидемом оказался весьма выгодным для обеих сторон.

Несмотря на то, что Евтидем в данном случае занял пассивную позицию, а Э. Бикерман вообще считает, что для Евтидема это было «актом капитуляции»16, ему удалось получить право носить царскую диадему от лица правителя державы Селевкидов. Это право дало Евтидему все основания считаться не только легитимным правителем Бактрии и Согдианы среди всех остальных эллинов, но и право окончательно стать фигурой, освободившей страну от официальных посягательств со стороны ближневосточных монархий, как это было со времен Ахеменидов. Данное обстоятельство, без сомнения, привлекло на сторону лично Евтидема местную знать, которая находилась под постоянным страхом потерять свое влияние во время очередного захвата своей страны завоевателями.

Антиох благодаря заключению мира избежал возможности бесславного окончания осады Бактр и деморализации армии в результате длительной бездеятельности, что дало возможность ему победоносно закончить поход в Индии. Антиох сохранил за собой славу лидера всех эллинов на Востоке, так как ему удалось избежать сильного кровопролития между ними. Вообще походы Антиоха на восток в Парфию, Бактрию, Индию были направлены не только на восстановление границ державы Селевка I, но и на укрепление престижа Селевкидов на Востоке и на оживление экономических связей с этими областями. Для продолжения борьбы с Египтом и на западных границах государства Антиоху была необходима стабильность на восточных границах, которой он и добился. Так, Парфия и Бактрия, по мнению В. К. Голенко, сохранили свою относительную самостоятельность и формальную зависимость от Антиоха вплоть до битвы при Магнесии******.

Власть Евтидема была настолько популярна, что, судя по данным нумизматики, даже противники его преемников признавали его авторитет как наиболее удачливого греко-бактрийского правителя. По-видимому, именно при нем оформляется царский культ. Успехи внутри государства отразились и во внешней политике Греко-Бактрии. Время Евтидема I — это период активной экспансии греко-бактрийского царства на территории, лежащие к югу, юго-востоку от него. Появляется новый город, возможно, новая столица Евтидемия. Возможно, именно при Евтидеме возникает система соправителей, так как управлять таким большим государством было сложно.

Обретение формальной независимости от Селевкидов, возможно, развитие царского культа, внешнеполитические успехи, введение прогрессивной на тот момент системы соправителей — все это характеризует с положительной точки зрения политику Евтидема I.

* Tarn W. W. The Greeks in Bactria and India. 2nd ed. Cambridge, 1951. P. 3-33, 74, 125.
** Пичикян И. P. Культура Бактрии. Ахеменидский и эллинистический периоды. М., 1991. С. 169-170.
*** Массон В. М., Ромодин В. А. История Афганистана. Т. 1. С. 106.
**** Holt F. L. Thundering Zeus. P. 127-130; Lerner J. D. The impact of Seleucid decline... P. 50-52.
***** Бикерман Э. Государство Селевкидов. С. 130.
******Митина С. И. Внешняя политика Антиоха III., 1994. С. 11.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]