Приветствую Вас Гость!
Четверг, 22.04.2021, 05:59
Главная | Регистрация | Вход | RSS| Страницы истории Афганистана

SONGS [110]МИНИАТЮРЫ [96]

Главная » Фотоальбом » ВСЯКАЯ ВСЯЧИНА » МИНИАТЮРЫ » СТАРИК СТУПИШИН

СТАРИК СТУПИШИН

В широко известной книге Льва Троцкого «Моя жизнь: Опыт автобиографии», имеется фрагмент с описанием примечательного эпизода, свидетелями которого стала однажды семья Троцких. События, описанные ниже происходят в первый год по переезде Совнаркома из Петрограда в Москву, когда члены большевицкой партийно-правительственной верхушки поселились на отведённых им в Кремле квартирах (Том II. Глава XXX. В МОСКВЕ)
150 2 5.0

Добавлено 10.07.2020 baktria

Всего комментариев: 2
+1  
1 baktria   (10.07.2020 18:32) [Материал]
В широко известной книге Льва Троцкого «Моя жизнь: Опыт автобиографии», написанной им в период проживания в ссылке в Алма-Ате и высылки в Турции (перв. русскояз. издание: Берлин, «Гранит», 1930), имеется фрагмент с описанием примечательного эпизода, свидетелями которого стала однажды семья Троцких. События, описанные ниже, происходят в первый год по переезде Совнаркома из Петрограда в Москву, когда члены большевицкой партийно-правительственной верхушки поселились на отведённых им в Кремле квартирах (Том II. Глава XXX. В МОСКВЕ):

<...> В Кавалерском корпусе, напротив Потешного дворца, жили до революции чиновники Кремля. Весь нижний этаж занимал сановный комендант. Его квартиру теперь разбили на несколько частей.

С Лениным мы поселились через коридор. Столовая была общая. Кормились тогда в Кремле из рук вон плохо.

Взамен мяса давали солонину. Мука и крупа были с песком. Только красной кетовой икры было в изобилии вследствие прекращения экспорта.
Этой неизменной икрой окрашены не в моей только памяти первые годы революции.

Чуть ли не в первый день моего приезда из Питера мы разговаривали с Лениным, стоя среди карельской березы. Амур с Психеей прервал нас певучим серебряным звоном.

Мы взглянули друг на друга, как бы поймав себя на одном и том же чувстве: из угла нас подслушивало притаившееся прошлое. Окруженные им со всех сторон, мы относились к нему без почтительности, но и без вражды, чуть-чуть иронически.

Было бы неправильно сказать, что мы привыкли к обстановке Кремля, - для этого слишком много было динамики в условиях нашего существования. "Привыкать" нам было некогда. Мы искоса поглядывали на обстановку, и про себя говорили иронически-поощрительно амурам и психеям: не ждали нас? Ничего не поделаешь, привыкайте. Мы приучали обстановку к себе.

Низший состав оставался на местах. Они принимали нас с тревогой. Режим тут был суровый, крепостной, служба переходила от отца к сыну.

Среди бесчисленных кремлевских лакеев и всяких иных служителей было немало старцев, которые прислуживали нескольким императорам.

Один из них, небольшой бритый старичок Ступишин*, человек долга, был в свое время грозой служителей.

Теперь младшие поглядывали на него со смесью старого уважения и нового вызова. Он неутомимо шаркал по коридорам, ставил на место кресла, сметал пыль, поддерживая видимость прежнего порядка. За обедом нам подавали жидкие щи и гречневую кашу с шелухой в придворных тарелках с орлами.

"Что он делает, смотри?" - шептал Сережа** матери***.



Столовая тарелка из Кремлёвского коронационного сервиза императора Александра III «с гербом нового образца» и золотым ободком по периметру, «Товарищество производства фарфоровых, фаянсовых и майоликовых изделий М. С. Кузнецова», 1883. Фарфор, роспись красками, золочение. Диам.: 23,5 см. zemlyanka-v.ru


Старик тенью ходил за креслами и чуть поворачивал тарелки то в одну, то в другую сторону. Сережа догадался первый: двуглавому орлу на борту тарелки полагается быть перед гостем посередине.

- Старичка Ступишина заметили? - спрашивал я Ленина.

- Как же его не заметить, - отвечал он с мягкой иронией.

Этих вырванных с корнями стариков было подчас жалко. Ступишин вскоре крепко привязался к Ленину, а после его перемещения в другое здание, ближе к Совнаркому, перенес эту привязанность на меня и мою жену, заметив, что мы ценим порядок и уважаем его хлопоты,

Служительский персонал вскоре расформировали. Молодые быстро приспособлялись к новым порядкам. Ступишин не хотел переходить на пенсию. Его перевели надсмотрщиком в большой дворец, превращенный в музей, и он часто приходил в Кавалерский корпус - "проведать".



Глубокая тарелка из Кремлёвского сервиза с изображением герба СССР на бортике. Л<енинградский>Ф<арфоровый>З<авод>, 1959-1961. Фарфор, лепка, деколь, надглазурная роспись, золочение. Марка: красная надглазурная «ЛФЗ» (оборот). Диам.: 24 см. ru.bidspirit.com


Ступишин дежурил позже во дворце перед Андреевским залом во время съездов и конференций.

+1  
2 baktria   (10.07.2020 18:35) [Материал]
Вокруг него снова царил порядок, и сам он выполнял ту же работу, что на царских или великокняжеских приемах, только теперь дело шло о Коммунистическом Интернационале.

Он разделил судьбу часовых колоколов на Спасской башне, которые от царского гимна перешли к гимну революции.

В 26-м году старик медлительно умирал в больнице. Жена посылала ему туда гостинцев, и он плакал от благодарности.

ИСТОЧНИК ТЕКСТА: Л. Троцкий. МОЯ ЖИЗНЬ. ОПЫТ АВТОБИОГРАФИИ.

__________________________________________________________

ДОПОЛНЕНИЯ



Фото Троцкого, до 1924.
Журнал «Прожектор» №1 (23)
15 января 1924 года, обложка.

Лев Давидович Троцкий-Бронштейн (26.10/7.11. 1879, Яновка, Херсонская губ. — 21.08. 1940, Койоакан, Мексика), революционер, советский государственный и политический деятель, идеолог троцкизма, создатель IV Интернационала (1938). На момент описываемых событий - Народный комиссар по иностранным делам РСФСР (с 14.3. 1918 - по 1922 нарком по военным делам).

* Алексей Николаевич Ступишин (до 1850 - не ранее 1926), камер-лакей Московской дворцовой Конторы/Московск. дворцового управления, затем, в 1918-21 годах ст. служитель при Управлении делами "Крестьянск. и Рабоч. правительства Республики России"/Совнаркома РСФСР. Имя-отчество С. упоминается в мемуарах приёмного сына сестры Ленина Марии Ильиничны и М.Т. Елизарова - Георгия Як. Лозгачёва-Елизарова (1906 — 1970, Саратов), подростком жившего в Кремле, в 20-30ые годы следователя НКВД, позднее инженера, уч. ВОВ (гв. капитана), журналиста и литератора.См. Незабываемое, гл. 9 Красив ты, Кремль: "Трудно было определить, сколько ему лет. Революция ничем не задела его, и он спокойно остался на своем привычном посту, не выражая ни симпатии, ни вражды к революции, к Октябрьскому перевороту, к новым хозяевам России.". Лозгачёв-Елизаров Г. Я. Незабываемое. Саратовское книжное издательство, 1959.



** Сергей Львович Седов (21.3.1908, Вена), второй (младший сын) Троцкого от третьего брака, инженер-теплотехник, военинженер 3-го ранга, профессор Московского технологического института. Арестован (3.3.1935) в Ленинграде, где в то время проживал с женой Ольгой Эдуардовной Гребнер (1906—1995). осуждён по т.н. Кремлёвскому делу, позднее расстрелян в заключении в Коасноярске (29.10.1937) по обвинению во вредительстве. Дочь Юлия Рубинштейн (в замужестве Аксельрод), внук: Давид Аксельрод (1961), живёт в Израиле.

*** Наталья Ивановна Седова (5.4 1882, Ромны — 23.12.1962, Корбей-Эсон близ Парижа), русская революционерка, гражданская жена Льва Троцкого, происходила из купеческого сословия, в сов. времена: заведующая музейным отделом (отделом по делам музеев и охраны памятников искусства и старины) Народного комиссариата просвещения РСФСР (1918—1928). В 1951 году вышла из состава основанного Троцким Четвёртого интернационала из-за идеологических разногласий (встав на точку зрения Макса Шахтмана о бюрократическом коллективизме). В 1960 году переехала из Мексики во Францию,где и умерла. Оба её сына от Троцкого - Лев и Сергей погибли ранее родителей.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]