Приветствую Вас Гость!
Понедельник, 29.11.2021, 15:20
Главная | Регистрация | Вход | RSS| Страницы истории Афганистана

SONGS [110] МИНИАТЮРЫ [111]

Главная » Фотоальбом » ВСЯКАЯ ВСЯЧИНА » МИНИАТЮРЫ » «ТАК БЫЛО НАД НЕВОЮ ЛЬДИСТОЙ...»

«ТАК БЫЛО НАД НЕВОЮ ЛЬДИСТОЙ...»

Зинаида Серебрякова (1878-1927), Портрет М.А.Тройницкой, 1924. Холст, масло. 76 x 66 см, ГРМ. Инв. номер: Ж-8790
В реальном размере 766x900 / 192.1Kb
63 2 5.0

Добавлено 26.06.2021 baktria

Всего комментариев: 2
+1  
1 baktria   (26.06.2021 09:51) [Материал]
«ТАК БЫЛО НАД НЕВОЮ ЛЬДИСТОЙ...» (Татьяне Адамович о малоизвестном портрете из собрания Русского музея).


В ЗАСТАВКЕ: Зинаида Серебрякова (1878-1927), Портрет М.А.Тройницкой. 1924. Холст, масло. 76 x 66 см, ГРМ. Инв. номер: Ж-8790.

Очень поздняя осень 1923го. Нева вот-вот встанет и уже покрылась плёнкой первого льда.



Красивая женщина в ночнухе, поверх которой надет полосатый махровый халат, сидит за лёгким завтраком, скорее, уже за десертом.

Два кольца с камнями в щитках (тёмно-красный - сердоликовая печатка и светло-жёлтый - янтарь?) - на безымянном пальце левой руки.

И взгляд... ни с какими другими временами не спутать взгляды женщин на портретах 20ых годов.

На столе перед дамой ломоть круглого хлеба на блюде, чашка в высоком блюдце - такие в те времена были в моде, сливочник-молочник завода товарищества Кузнецова расписанный васильками и колосьями, полу-очищенный лимон.

Черешинки, вызывают в памяти старинные жанровые полотна, на которых они символизировали что-то нравственное, а тут означают достаток сытых нэпманов. А вот лимон-то уж точно говорит о характере.

Серебряный нож фирмы Сазикова лежит лезвием к ней - череном к нам, что намекает на завтрак вдвоём.

Форма ножа, принятая в начале века, унаследована столовыми ножами советских времён. Её часто будут потом копировать в кольчугинском железе, мельхиоре и стали.


В одном благочестивом доме в Ленинграде 60ых годов я застал ещё такие ножи и другие предметы серебряных приборов ювелирного производства Сазиковых - с гравированными на черенах дворянскими гербами прежних владельцев, бежавших за границу или навсегда уведённых по этапу.

Перед нами Марфа ("Мара") Андреевна Тройницкая, урожденная Панченко (1889—1954), жена первого избранного директора Государственного Эрмитажа (1918-27) Сергея Николаевича Тройницкаго (1882-1948), видного геральдиста начала века, малороссийского дворянина, правнука декабриста Ивана Якушкина*.

С.Н. служил в Эрмитаже ещё с довоенных времён и одно время заведовал, если не ошибаюсь, Галереей драгоценностей.

Она любительница котов и сама обладает "кошкиным характером": ревнива, остра на язык и склонна к контролю над супругом, человеком вообще покладистым, терпимым, ироничным, общительным и... влюбчивым.

Александр Бенуа, Марфу не любивший, запишет в дневнике в среду, 27 июня 1923: "Тройницкие получили свои паспорта, но теперь Марочка заныла: на кого они оставят квартиру и кота да зачем ехать и т. д. Воображаю, как она отравит Тройницкому путешествие. Стип до сих пор не может без ужаса вспоминать об их выезде в Лугано и в Италию, как она просиживала днями в отеле, никуда его не отпуская, как вообще она его мучила. Чератти признал ее тогда истеричкой. Сейчас в этой поездке у неё, несомненно, одна мечта: порыскать в Париже по магазинам. Но и эта мечта отравлена всеми рассказами о таможенных трудностях в СССР и в Германии."

Своих детей у неё с Тройницким нет, но Мара приветливо принимает у себя на директорской квартире дочерей мужа от первого брака - Наталью (1908—1957) и Елену (1913-98), в будущем жену выдающегося московского физика-теплотехника Дмитрия Тимрота (1902-92), приходившегося своей жене двоюродным братом.

+1  
2 baktria   (26.06.2021 09:52) [Материал]
А Мариного мужа в 1931 вычистят из Эрмитажа по т.н. первой категории, лишающей права работать там в будущем. В 1935 в ходе чистки Ленинграда органами НКВД от «социально опасных элементов», его арестуют и этапируют из города.

Ещё ранее они расстанутся и бывший директор сойдётся с последней своей женой Марианной Борисовой-Мусатовой, с которой разделит ссылку и все треволнения конца поднадзорной жизни в Вятке и доживания в Москве.

Первого, очень недолгого мужа Марфы, тихого, незлобивого вегетарианца Сергея Яремича - украинского художника принимавшего участие во врубелевских росписях Владимирского собора в Киеве (1890ые), акварелиста, эрмитажного реставратора, выдающегося коллекционера европейского рисунка и гравюры, затравят до смерти (фактического самоубийства) в Ленинграде осенью 1939.

Последним браком Марфа Андреевна была за известным ленинградским архитектором-неоклассицистом и проектировщиком Павлом Петровичем Светлицким, уроженцом Киева, бывшим старше её почти на 20 лет и пережившим на 13. Ещё на студенческой скамье в академии он много строил в столице и по России - в Екатеринбурге, Чернигове, Жмеринке (вокзал), а после Отечественной войны - в комплексе Пулковской обсерватории под Ленинградом.

Очень поздняя осень 1923го. Нева вот-вот встанет и уже покрылась плёнкой первого льда.

____________________________

* упомянутого Пушкиным в X (cожжённой) главе «Онегина»:

Друг Марса, Вакха и Венеры,
Тут Лунин дерзко предлагал
Свои решительные меры
И вдохновенно бормотал.
Читал свои Ноэли Пушкин,
Меланхолический Якушкин,
Казалось, молча обнажал
Цареубийственный кинжал.

Так было над Невою льдистой...

Тройницкий - сын внучки декабриста: Анастасии Евгеньевны Якушкиной, дочери выдающегося публикатора наследия декабристов Евгения Ив. Якушкина (1826-1905) и названной в честь бабушки - Анастасии Вас. ур. Шереметевой (1807-46).

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]