Приветствую Вас Гость!
Суббота, 02.07.2022, 23:27
Главная | Регистрация | Вход | RSS| Страницы истории Афганистана

IN MEMORIAM [39] MEDALS [45] Newspapers / Magazines [11] HERALDICA ET NUMISMATICA [46]
OTHER IMAGES [254] STONES [44] ДОКУМЕНТЫ [7] НАРОДНОСТИ [6]
ПОЧТА И ФИЛАТЕЛИЯ [19] ПРОПАГАНДА [158] СНЫ [13] «ТЕРМЕЗСКАЯ ТЕТРАДЬ» [26]
ЭКИПИРОВКА [14] БРОКГАУЗ И ЕФРОН [11] ПИО 1980-88 [6]

Главная » Фотоальбом » РАЗНОЕ » Newspapers / Magazines » «ПОСЕВ»

«ПОСЕВ»

"Афганские" публикации журнала "Посев" (1979-90 гг) и их авторы.
В реальном размере 580x800 / 69.8Kb
3425 10 5.0

Добавлено 09.05.2012 baktria

Всего комментариев: 10
0  
1 baktria   (09.05.2012 14:05) [Материал]
Дайджест публикаций журнала «Посев» (1979-90 гг), относящихся к тематике войны в Афганистане и биографические справки об их авторах.



РЕТИВОВ, Алексей Георгиевич [30. 03. 1926, Прага — 3. 10. 2010, Киев], видный деятель НТС, с 1961 сотрудник радиоотдела «Голос Америки» (февраль 1961 - март 1976 и некоторое время начиная с 1983 года), в 1983 году вёл на студии цикл передач, посвящённых войне в Афганистане. Работал в русском отделе корейского радио в Сеуле (1980-81), сотрудничал в журнале НТС «Посев» и других изданиях союза.

Мать: Новелла Евгеньевна, старшая дочь литератора, публициста и драматурга Евг. Ник. Чирикова (24. 07/5. 08.1864 — 18 01. 1932, Прага). Отец: Георгий Митрофанович, офицер Белой армии, участник Бпедовского похода, после интернирования в Польше, жил в Праге. Дядя: Сергей, в эмиграции в Парагвае, принимал участие в войне с Боливией, известен как ученый-исследователь бассейна реки Конго, женат на Наталье Ник. Эрн (Tala Ern de Retivoff), основательнице одной из первых в Латинской Америке школ классического балета (сначала «Academia de Danzas », « Ballet Clasico у Moderno Municipal»). Дед: Митрофан Иванович Ретивов (1869— 16. 03. 1961, Олегарно-Андраде, Аргентина), из донских казаков, медик, директор медицинского отделения Харьковского страхового общества. Основатель санатория для больных туберкулезом на Кавказе, избирался вице-председателем Пироговских съездов, в эмиграции в Л. А. , в 1932-36 майор медслужбы парагвайской армии. Бабушка: Мария Павловна (1873 – не ранее 1940), фельшер, тётка: Любовь (1906). Брат: Сергей. Сестра: Наталия Фёдорова (жила в США). Жена (осень 1951, США), Нат. Андр. Киршнер, сотрудница «Голос Америки», сын: Алексей (1960). дочь: Татьяна (1954).

Некролог "За Россию", № 59 (291). сент-ноябрь 2010, стр. 28-30: РЕТИВОВ (биографич. очерк + фото).

***

0  
2 baktria   (10.05.2012 12:01) [Материал]
Виталий Драгомирецкий

АФГАНСКОЕ ОБЩЕСТВО В ВОСПРИЯТИИ СОВЕТСКИХ СОЛДАТ И ОФИЦЕРОВ. К 20-ЛЕТИЮ НАЧАЛА ВЫВОДА ВОЙСК

Большинство локальных конфликтов, которые пережил мир в двадцатом веке, можно характеризовать как военное противостояние различных доктрин, идеологий, систем мировоззрения и, прежде всего, культур. В некоторых случаях уровень культур противоборствующих сторон отличался не столь значительно, но в основной массе локальных войн он был принципиально разным. Война в Афганистане в этом ряду не является исключением, скорее наоборот. Поэтому ввод советских войск в Афганистан и последовавший вслед за этим военный конфликт, прежде всего, нужно характеризовать как противостояние двух совершенно различных культур и мировосприятий.
Из многих примеров мировой истории можно сделать вывод о том, что столкновение различных по своей сути этносов, культур, социумов, мировоззрений всегда влечет за собой определенные перемены в историческом и культурном развитии. Наиболее негативные последствия при взаимодействии различных культур происходят в том случае, если представители одной из них пытаются применить силовой вариант, вторгаясь в среду другой, навязывая свою систему представлений, взглядов и восприятий. Афганская война – тому пример.

Говоря о восприятии представителями ОКСВА («Ограниченный контингент Советских войск в Афганистане») афганского общества, следует отметить, что оно не было однородным и однозначным по своей сути. Воинский контингент в Афганистане включал в себя представителей различных народов, религиозных взглядов и культур. К примеру, среди советских солдат и офицеров было немало представителей народов Средней Азии, прежде всего узбеков, таджиков, а среди населения Афганистана достаточно большой процент составляли именно таджики. Поэтому население и культура Афганистана воспринимались выходцами из Средней Азии в большинстве случаев как близкая, родственная в этническом и религиозном аспекте.

В некотором смысле близкой ее можно назвать и для других представителей исламского вероисповедания, служивших в составе ОКСВА: татар, дагестанцев, чеченцев и др. Чуждой и непонятной она была для основной массы солдат и офицеров, составлявших абсолютное большинство советского контингента, – представителей славянских этнических групп.

Восприятие другого мира, принципиально иной культуры «воинам-афганцами» строилось главным образом на основе непосредственного, личностного контакта и взаимодействия с населением Афганистана, поэтому осознание иного жизненного уклада, иных стереотипов мышления и поведения было эмоционально насыщенным, образным, что в первую очередь, нашло свое отражение в источниках личного происхождения и литературном творчестве.
В особенностях восприятия советскими солдатами и офицерами необходимо учитывать ряд важных факторов, которые в той или иной мере способствовали формированию взглядов, представлений, стереотипов и предрассудков в отношении афганского общества как носителя принципиально иного типа культуры. Прежде всего, нужно отметить то, что ситуация восприятия исламского общества Афганистана происходила в экстремальных условиях боевой обстановки на территории чужого государства среди населения, в основной своей массе враждебно настроенного против иноверцев. Кроме того, для каждой из противоборствующих сторон война в Афганистане имела свои цели и задачи, свой особый характер и направленность. Ввод советских войск в Афганистан в 1979 г. основной своей целью, согласно тогдашней официальной версии и существовавшей военной доктрине, преследовал защиту южных границ СССР и оказание помощи афганским революционерам, в соответствии с провозглашавшимся лозунгом об интернациональной помощи. В результате этого советские военнослужащие оказались втянутыми в гражданскую войну, достаточно быстро перешедшую в партизанскую. Фактически можно говорить о том, что оппозиция центральной власти повела национально-освободительную войну против советских солдат и офицеров, восприняв ввод ОКСВА как оккупацию территории Афганистана.

0  
3 baktria   (10.05.2012 12:03) [Материал]
Восприятие советских военнослужащих в качестве агрессоров, да к тому же иноверцев, придали конфликту ярко выраженную радикальную религиозную направленность. Кроме всего прочего, ряды оппозиции, ведущей вооруженную борьбу против «неверных», постоянно пополняли представители мужского населения мирных кишлаков, пострадавших в результате бомбардировок, осуществлявшихся советской авиацией, либо в ходе войсковых операций и «зачисток». В дополнение ко всему вышесказанному нужно добавить тот факт, что советские солдаты и офицеры, участвовавшие в боевых действиях в Афганистане, в подавляющем большинстве были людьми достаточно молодыми, не имевшими достаточного жизненного опыта и сформировавшихся взглядов и представлений, поэтому именно их восприятие афганского общества отличается особой остротой и эмоциональной насыщенностью. Средний возраст военнослужащих составлял от 18 до 25 лет, и именно на эту возрастную категорию приходится основное количество раненых в ходе боестолкновений и безвозвратных людских потерь.

Самым большим первоначальным потрясением для молодых солдат и офицеров, попавших в Афганистан, была та действительность, та окружающая атмосфера и обстановка, в которой они оказались. Они словно перенеслись во времени из века двадцатого в век четырнадцатый (по магометометанскому летосчислению), попав в эпоху средневековья с феодальным жизненным укладом. Вот как об этом вспоминает рядовой Сергей Локтионов: «Какое впечатление может быть у восемнадцатилетнего парня, который вот так перепрыгнул из двадцатого века в четырнадцатый? Причем в буквальном смысле слова: магометанское летосчисление – а по их календарю это был, если не ошибаюсь, 1361 год, – вполне соответствовало тому, как они там живут и что у них там происходит».

Поражала и вызывала жалость у солдат и офицеров та крайняя нищета и бедность, в которой жили афганцы. Многим вспоминаются толпы вечно голодных, грязных детей, постоянно выпрашивавших еду. Из воспоминаний одного из офицеров: «Снующие всюду, неугомонные, оборванные и грязные... ребятишки, постоянно повторяющие... «Командор, дай бакшиш!».

Но еще большее потрясение вызывало у военнослужащих то, что наряду с нищетой, на общем фоне бедности и отсталости, при очень низком уровне жизни, на прилавках афганских торговых лавок-дуканов можно было купить самую современную аппаратуру, одежду, обувь и т.д. Всего этого нельзя было свободно купить в Союзе. Эта контрастность, конечно, поражала воображение. Вот как пишет о рынках Кабула писатель и военный журналист Виктор Верстаков: «К достопримечательностям Кабула относятся, конечно, базары и бесконечные торговые лавки-дуканы, где можно купить все: от японских транзисторных магнитофонов до кучки дров, которые продают на вес, укладывая кривые сучья на чаши самодельных рычажных весов». В этом описании автор четко указывает на контрастность материального уровня жизни афганцев. Вот как об этом вспоминает участник афганской войны сержант Виталий Кривенко: «Если б не эта проклятая война! Ведь в какой удивительной стране нам пришлось служить. Афганистан – страна, словно из сказки “Тысяча и одна ночь”. Она абсолютно не тронута цивилизацией, и, находясь там, каждый воистину ощущал себя на Востоке. Там не было ни промышленности, ни фабрик или заводов, в общем, никакого прогресса.

В Афгане ничего на производили и жили одной торговлей. Караваны ходили в Пакистан и Иран, а оттуда же везли товар. В дуканах можно было купить все, от импортной электроники, аппаратуры, шмоток и прочего до запчастей на любую технику. Часто бывало, что в полку на складе ходовых запчастей нет, зато в дукане – пожалуйста, приходилось покупать».

Очень большое влияние на сознание военнослужащих оказала, безусловно, религиозность исламского общества Афганистана, что отразилось, прежде всего, в литературном творчестве ветеранов и источниках личного происхождения. Этот фактор был достаточно действенным, особенно если учитывать то, что основная масса солдат и офицеров воспитывалась в атмосфере атеизма.

0  
4 baktria   (10.05.2012 12:06) [Материал]
Непонимание психологии и обычаев чужого народа приводило к тому, что политика, проводимая «шурави» в отношении афганцев, в соответствии с принципами советского социалистического развития, вызывала неприятие и отторжение. Из воспоминаний бывшего военного советника: «...Крестьяне (декхане) не хотели брать землю, которую им дарили, потому что она принадлежит аллаху».

В то же время, наряду с непониманием многовековых обычаев и традиций, по которым жили афганцы, у многих возникало чувство уважения к ним и к людям, их соблюдавшим. Вместе с тем советские солдаты и офицеры все чаще задумывались над тем, насколько они чужие со своим пониманием жизни и мировосприятием для населения Афганистана. Вот как об этом, с чувством вины, вспоминает рядовой, артиллерист: «Под Баграмом зашли в кишлак, попросили поесть. По их законам, если человек в твоем доме и голодный, ему нельзя отказать в горячей лепешке. Женщины посадили нас за стол и покормили. Когда мы уехали, этих женщин и их детей закидали камнями и палками. Они знали, что их убьют, но все равно нас не выгнали. А мы к ним со своими законами... В шапках в мечеть заходили…»

И все-таки, в большинстве случаев, столкновение различных по своей сути культур и традиций, совершенно противоположных представлений и взглядов на многие жизненные реалии, порождало, прежде всего, взаимное неприятие и постоянно нараставшую напряженность в отношениях. Ненависть с обеих сторон по отношению друг к другу с течением времени становилась только сильнее. Эту ситуацию усугубляли постоянные военные операции, проводимые силами ОКСВА, бомбардировки селений, зачистки кишлаков, при которых в первую очередь страдали мирные жители. С расширением масштабов проведения боевых операций росло и сопротивление населения. Советский контингент все сильнее втягивался в войну. Предпринимавшиеся попытки силового решения в афганском вопросе влекли за собой только все большее вооруженное сопротивление.

Одна из главных причин сложившейся ситуации – попытка решения возникавших проблем исключительно радикальными силовыми методами, без оглядки на чужую культуру и обычаи. В Афганистане были очень сильны родоплеменные обычаи и большую роль играли кровнородственные связи, зачастую по обе стороны противоборствующих сил находились люди, связанные родственными отношениями, что придавало этой войне весьма своеобразный характер. Вот как об этом вспоминает бывший советник С. Селиверстов: «Конечно, у нас были информаторы. Люди помогали нам по самым разным причинам – из мести или желания уничтожить конкурента. Не последнюю роль играли родственные чувства. Например, один брат работал в уголовном розыске, а другой состоял в банде. Брат из Царандоя сообщал брату-бандиту о планах Царандоя, а тот, в свою очередь, о намечающихся операциях банды».

Интеллигенция и образованный слой афганского общества, часть которого проходила обучение и в высших учебных заведениях СССР, составляли очень малый процент людей. Подавляющее боль шинство населения Афганистана жило в условиях и традициях, в которых жили многие поколения их предков. Многие из них даже не знали о событиях, происходивших в стране. Старший лейтенант 860-го отдельного мотострелкового полка Н. Белашов писал в своем дневнике: «Из первых бесед тяжело уяснить, почему большинство дехкан не имеют даже представлений об Апрельской революции.

Только отдельные говорили, что Амин – это плохо, а что плохо, объяснить не могли, хотя наши переводчики и старались им помочь. О Бабраке Кармале не имеют никаких представлений. Мы крепили к их одежде значки с изображением Ленина, приговаривая: “Москва – Кабул, Советский Союз – Афганистан, Брежнев – Кармаль – дружба”. Но они, по-моему, ничего не понимали. Главным для них был кусок хлеба. Многие доселе никогда не видели, наверное, и сахара».

Афганцы жили в своем замкнутом мире, который характеризовался традиционным жизненным укладом. Естественно, что они были далеки от какой бы то ни было политики и общественной деятельности так же, как и от всего остального, что не укладывалось в рамки их собственных представлений об окружающем их мире и о своем месте в нем. К примеру, о том, как афганцы несут службу в армии,О. Жемайтис указывал в своем дневнике: «В Афганистане нет военкоматов, и набор в армию проводится довольно примитивно – окружают кишлак войсками и хватают всех парней призывного возраста, переодевают их, дают им в руки оружие и зачисляют в свои подразделения».

0  
5 baktria   (10.05.2012 12:10) [Материал]
Не учитывались в этой войне и особенности психологии афганцев, их приверженность к религии и мусульманским обрядам. В частности, не все знали о существовании у афганцев одного из древнейших родовых обычаев – законе кровной мести. Из воспоминаний полковника в отставке В. Баранца: «Недалеко от дороги было кладбище – бессистемная россыпь могильных камней, возле которых пестрели на палках разноцветные лоскутки зеленой, красной и белой материи... Спросил у водителя, почему лоскутки у могил имеют три цвета. Он ответил, что зеленый означает благополучное пребывание мусульманина в раю. Красный – за погибшего еще не отомстили. Белый – знак отмщения. Оглянувшись, я увидел, что больше всего на кладбище красных ленточек…».

Вследствие всего этого, гражданская война в Афганистане, в которую постепенно был втянут советский воинский контингент, достаточно быстро перешла в разряд партизанской с ярко выраженной религиозной направленностью. Бесперспективность такой войны осознавалась большинством военнослужащих, особенно теми, кто был хоть немного знаком с историей Афганистана и обычаями его населения. Вот как вспоминал об этом подполковник в отставке А. Котенев, делая вывод о бесконечности подобной войны: «Помогло знакомство с историей и этнографией Афганистана. В любом кишлаке, у каждого рода, клана, племени есть так называемые «лашкара» – ополченцы. Они образуют отряды численностью от десятка до нескольких тысяч человек. Могут быть и межплеменные формирования. В них посылают самых опытных, сильных и смелых воинов. Война с «лашкарой» для любой регулярной армии бесперспективна, если речь не идет о победе любой ценой. Ведь место погибшего воина по освященному веками обычаю обязан занять сын, брат, любой другой родственник или соплеменник».

Оппозиция центральной власти в Кабуле, поддерживаемой силой советского оружия, вела войну, направленную, в первую очередь, против чужаков, в роли которых выступали «шурави». Для афганцев они были, прежде всего, интервентами, пришедшими и захватившими их земли и пытавшимися навязать чуждые народу Афганистана правила и взгляды. Кроме всего остального, они не были представителями «истинной веры» – ислама, поэтому борьба с ними приобретала религиозный характер. Она объявлялась священной, и ведение этой войны считалось долгом каждого истинного мусульманина. Гибель воина во время «джихада» – священной войны с «неверными» считалась почетной и доблестной, обеспечивавшей ему место в «райских садах» Аллаха. В ходе этой войны советские солдаты и офицеры в полной мере ощутили на себе особенности восточной психологии и мышления, во многих ситуациях – проявление религиозного фанатизма. Вот как, со слов непосредственных участников боевых действий, пишет о религиозных чувствах афганцев журналист Е. Лосото: «Духи смерти в бою не боятся: “Аллах позвал в лучшую, чем сейчас, жизнь”, но они мучительно боятся бескровной смерти, например, быть повешенным или задушенным: такой Аллаху не нужен и попадает в ад».

Отношения между самими афганцами в ходе войны были достаточно жесткими, зачастую жестокими: воин мог серьезно пострадать за любую провинность. Поскольку отношение афганцев к жизни и судьбе было фаталистичным и строилось на исламских догмах и правилах, то все, что происходило и совершалось, считалось волей Аллаха, и казни провинившихся были обычным делом. Из журналистских заметок Е. Лосото: «Накануне вылета в провинцию узнаем, что над Баграмом только что “Стингером” сбили наш военный самолет, прилетевший из Кабула... Выясняется, что под Баграмом у духов есть Сайд. Сегодня у Сайда праздник: у них все по деньгам, за сбитый самолет платят миллион афгани (это цена “Мерседеса”). У Сайда двойной праздник: ему не отрубят голову. Из трех выпущенных “Стингеров” одним он обязан сбить самолет. Если он три “Стингера” потратит зря, ему отрубят голову. Это обычные нравы нашего противника: все по деньгам и по любому поводу рубят голову*. Этот “Стингер” был третьим».

0  
6 baktria   (10.05.2012 12:58) [Материал]
Подводя итог вышеизложенному, нужно еще раз сказать о том, что восприятие афганского общества как носителя чуждой культуры и традиций происходило в экстремальных для советских солдат и офицеров условиях ведения боевых действий на территории исламского государства. Этот фактор, безусловно, оказал сильное воздействие на психологию и поведение военнослужащих. Отношение к афганцам со стороны «шурави» было неоднозначным и неодинаковым по своей сути. Некоторые относились к афганцам с жалостью. Но в условиях партизанской войны, когда моджахеды действовали при широкой поддержке местного населения, очень трудно было понять, кто тебе друг, а кто враг, и откуда ждать удара.

Вот строки из стихотворения В. Ковалева, в которых автор отобразил один из стереотипов массового сознания на афганской войне:

Получше, парень, в прицел смотри,
Беда идет по пятам.
Здесь горы злые и люди злы,

И зол как черт, ураган.
Дувалы зло разевают рты.
Здесь даже ветер чужой...

В таких условиях в сознании большинства военнослужащих все вокруг было враждебным и врагом становились все окружавшие их афганцы, из-за чего очень страдало мирное население, прежде всего женщины и дети. Вместе с этим постоянно присутствовало ощущение ненужности и абсурдности своего пребывания в чужой, непонятной стране, понимание того, что они стали в определенном смысле солдатами чужой войны.
После Афганистана очень острой стала проблема социально-психологической адаптации ее участников к мирной жизни.

Война в Афганистане стала предшествующей в ряду многочисленных локальных войн и конфликтов, произошедших на территории бывшего СССР и Российской Федерации. Ее окончание совпало с появлением новых очагов напряженности – в Нагорном Карабахе, Приднестровье, Таджикистане. Через афганскую войну прошли сотни тысяч советских солдат и офицеров. Только в России ветеранов «афганцев» около 400 тысяч.

Алексиевич С. Цинковые мальчики. – М.: Молодая гвардия, 1991.
Афганистан болит в моей душе: Воспоминания, дневники советских воинов, выполнявших интернациональный долг в Афганистане / Лит. Запись П. Ткаченко; Предисл. Ю. Теплова. – М.: Молодая гвардия, 1990.
Афганский дневник // Независимая газета. 2005. 4 марта.
Баранец В. Потерянная армия // Родина. – 1999. – № 2.
Верстаков В. Афганский дневник. – М.: Воениздат, 1991.
Жемайтис О. Афганский дневник // Вопросы истории. – 1998. – № 2.
Карпенко А. Третья сторона медали. Стихотворения. Афористическая проза. – М.: Профиздат, 1991.
Кривенко В. Экипаж машины боевой. – СПб.: Крылов, 2004.
Лосото Е. Афганистан в нашей судьбе. – М.: АПН, 1989.
Лосото Е. Командировка на войну. – М.: Книга, 1990.
Морозов И. Махтуба // Группа специального назначения. Сборник авторских песен воинов «афганцев». – М.: Граница, 1991.
Сенявская Е. Психология войны в XX веке: Исторический опыт России. – М: РОССПЭН, 1999.
Стрельцова Н. Возвращение из Афганистана. – М.: Молодая гвардия, 1990.

ИСТОЧНИК: «ПОСЕВ», ОБЩЕСТВЕННО ПОЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ № 1 (1576) январь 2009 г., стр. 25-29 скачать в формате PDF

________________________________________________________________

* Эту неуклюжую пропагандистскую фантазию оставим на совести г-жи Лосото [прим. baktria]. Елена Леонидовна Лосото, в 1970-80-ые годы журналистка газеты «Комсомольская правда», вела обзор писем читателей. Специализировалась на темах общественной морали и нравственности. В 1986-87 годах на страницах «К. п.» принимала активное участие в последней в СССР атеистической компании, участвовала в других пропагандистских акциях, например, в нападках на западную молодёжную субкультуру, на идею материального поощрения труда и т.п. Статьи Л. нередко отличались агрессивностью, морализаторством, нетерпимостью к чужому мнению, упрощением трактовок обсуждаемых тем и неизменной верностью, проводящийся в данный момент, линии партии. В последние годы газетного творчества Л. (1987-89) её высказывания и оценки нередко встречали решительное несогласие читателей и критики, а самая фамилия тов. Лосото сделалась в некотором роде нарицательной. Горячо защищая возвышенные идеалы социалистического общества, тов. Лосото, в силу личных способностей или, точнее - отсутствия многих из них, нанесла этим идеалам вреда и ущерба поболее, чем иные недруги СССР и коммунизма. В качестве спецкора «КП» посетила Афганистан в декабре 1987 года, итогом этой поездки стали публикации в прессе и две книги, посвящённые тематике афганской войны (см. библиографию статьи).
Ответ: Полные выходные данные афганской книжки: Е. Л. Лосото, Командировка на войну: [Репортаж из Афганистана и отклики читателей на него] / Елена Лосото 124,[2] с., [8] л. ил. 17 см М. Книга Б. г. 1990.

0  
7 baktria   (10.05.2012 18:29) [Материал]
Григорий Амнуэль АФГАНИСТАН

Пространство бывшего СССР отметило дату, связанную с одной из самых трагических страниц в своей общей истории, войной в Афганистане (20 лет с момента окончания вывода Советских войск).

Венки, цветы, статьи и обязательные телепередачи — неотъемлемая часть празднования. Попробуем немного в этом разобраться, попытаемся пролить свет на эту годовщину, и на то, что вокруг неё. Итак, для тех, кто, возможно, забыл. В декабре 1979 года СССР ввёл «ограниченный контингент» в Афганистан, к тому времени уже раздираемый, —не без помощи грозного северного соседа, — межклановыми и межлидерскими междоусобицами.

На смену устойчивому режиму Короля пришёл иной, псевдосоциалистический режим, вначале Тараки, затем повесившего его, товарища по «социальным реформам» Амина. Афганским крестьянам пообещали землю, народам — мир, почти не существующему пролетариату — что-то вроде фабрики заводов (промышленного производства в Афганистане практически нет). Но, данные обещания, увы, как, впрочем, это часто случалось в истории,оказались а) не востребованными, б) не выполнимыми и на конец в) никому не нужными. Зато желающих править обнаружилось в избытке, благо ВПШ1, ВКШ2 и другие «высшие школы»3, неутомимо продолжали свою разрушительно-образовательную работу. В помощь «выпускникам» и были брошены войска, видимо, для закрепления пройденного материала. В советских СМИ развёрнулась активная пропагандистская компания. Широко сообщалось, что в Афганистане собираются разместить войска США, военные базы НАТО, что это угрожает нашим мирным людям и нашим границам*.

Народ единогласно поддержал, и… началось! По официальным данным, с 1979 по 1989 год в Афганистане погибло больше 14 тысяч советских военнослужащих. Количество искалеченных, инвалидов значительно больше, количество убитых афганцев перевалило за миллион. Многие умерли от ран в госпиталях, в приграничных Таджикистане и Узбекистане, и соответственно в страшную статистику прямых военных потерь не попали. Это типичная статистическая уловка для страны, до сих пор не сосчитавшей своих потерь даже во Второй Мировой Войне.

Афганистан из спокойной, провинциальной страны превратился в постоянную огненную рану человечества, не сходящую с первых полос информационных агентств. Советский Союз пытались образумить всем мировым сообществом, практически 100 голосами проголосовав на Генеральной Ассамблее ООН за немедленный вывод советских войск. Не помогло. «Грязная провокация США и их наймитов», — писали советские газеты, кричали советское радио и телевидение. В ответ был объявлен бойкот Первой Олимпиады в истории СССР. К нам не приехало множество спортсменов, туристов, мы теряли и престиж и деньги, но и это не помогло.

СМИ захлёбывались ненавистью, мы — граждане, убытками. Да, ещё немаловажный фактор, кроме жертв, среди самых физически способных слоёв общества юношей — генофонда, страна ежедневно несла гигантский экономический урон на поддержание войны, исчисляемый цифрами с семью нулями — подчёркиваю ЕЖЕДНЕВНО!

Но советской пропаганде всё было нипочём. Для повышения патриотического задора, воины в Афганистане были уравнены в правах с воинами Великой Отечественной, с интернационалистами в Испании в 30_х годах. Всё в угоду человеконенавистничеству все было поставлено с ног на голову.

И чем закончилось?! Нет СССР, нет системы СЭВ (НДРА на недолгий период была страной-партнёром). Есть длинный список жертв, монументы и обелиски по всему пространству бывшего СССР.

Есть чётко усвоенные страшные понятия «груз200», «чёрный тюльпан», «в цинке». Есть огромныйслой нашего общества, который, благодаря Афганистану, а потом и Чечне научился только убивать, в крайнем случае, «охранять» и продолжает эту свою профессиональную работу, вместо того чтобы изобретать, производить, строить и созидать.

Именно Афганистан создал для страны гигантскую демографическую проблему**, над решением которой бьётся столько умов и проливается так много сил и слов со всех трибун. 20 лет назад генерал Громов, ныне губернатор Московской области покинул Афганистан на последнем бронетранспортёре. Были названы фамилии членов Политбюро, ратовавших за ввод войск: Андропов, Устинов, Громыко, Суслов. Кстати, все они с почётом похоронены, мемориальные доски с их именами украшают их бывшие жилища и места работы.

0  
8 baktria   (10.05.2012 18:30) [Материал]
В Афганистане у власти были «талибы», теперь пришли «демократы», но кровь продолжает литься. Маховик войны уничтожает и уничтожает. Афганцев, пуштунов, таджиков, узбеков, россиян, американцев и европейцев. Цветет маковый цвет, течет бездонная опиумная река. Покрывает белой пеленой мир, и, прежде всего, Россию, так как все пути лежат через неё, даже дорога в Киев.

Участникам и инвалидам раздали льготы. Кто сумел — воспользовался. Но ни перед кем, ни перед семьями погибших, ни перед раненными и искалеченными физически и нравственно, ни перед россиянами и, тем более, перед афганцами, никто не извинился. СМИ и произведения «агиткультуры», до сих пор уверяют нас, что это была «правильная» война, что другого выбора не было. А это значит, такой опыт принятия решений можно повторять!

Значит сила — выше разума. Решение единиц, важнее воли миллионов. Конституция не работает — победа партии войны продолжается. И совсем не важно, об Афганистане идет речь или о любой другой точке мира.

События 11 сентября показали, нигде человек не может чувствовать себя в безопасности. Но мы советуем закрыть киргизскую перевалочную базу в Манасе (ну, пусть не совсем бесплатно и это в период кризиса), мы со скрипом участвуем в программе «Партнёрство во имя мира», мы продолжаем жить со своим особым вектором развития. Мы никак не хотим понять созданная нами проблема Афганистана очень сложна, это доказывает история.

Значит мы можем её решить вместе со всеми или не решить вовсе. Но тогда возможно эта проблема решит нас.

Февраль — месяц маленький, но и на его долю выпало боевых подвигов, может быть хватит захлёбываться в патриотическом вопле? Может быть, мир — стоит жизни? Может быть, Афганистан нас чему-то научил?

P.S.: Да, пока писал эту статью пришла информация из Министерства обороны РФ, во время «победоносной войны» летом 2008 года за пять дней погибло 64 российских военнослужащих, попробуйте дорогой читатель сравнить с цифрами Афганской войны…

1 ВПШ — Высшая партийная школа при ЦК КПСС.
2 ВКШ — Высшая комсомольская школа при ЦК ВЛКСМ
3 «Высшими школами» — в СССР назывались не Университеты, а профсоюзная, милицейская и, конечно, школа КГБ.

Источник: «Посев», ОБЩЕСТВЕННО_ПОЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ № 3 (1578) март 2009 г., стр. 11-12.

* это не совсем точно фактологически.

** "гигантскую демографическую проблему" для СССР и России создал не Афганистан, а совокупность многих факторов: последствия ВОВ, многолетние кровавые репрессии, 75 лет коммунистического эксперимента в экономике; война в Афганистане является лишь одним из самых заметных эпизодов этой национальной катастрофы продолжающейся и в наши дни.

_____________________________________________________

АМНУЭЛЬ Григорий Маркович [13.02. 1957], российский режиссер документального кино, продюсер, политик и общественный деятель. Исполнительный директор Открытого клуба «Международный диалог», видный деятель НТС, член редколлегии журнала «Посев».

О награждении А. медалью за заслуги митрополита Краковского (19. 10. 2011): ТУТ

0  
9 baktria   (10.05.2012 18:56) [Материал]
Из программной статьи «НТС, Мысль и дело. Как должна работать организация» ТЕКСТ ТУТ:

Афганистан и Польша. НТС не мог пройти мимо начавшегося в 1979 году вторжения в Афганистан. Но не мог он и призывать советских военнослужащих переходить на сторону повстанцев, поскольку последние в условиях партизанской войны часто убивали пленных. Деятельность НТС сосредоточилась на трех задачах:

1. распространении собственной информации об Афганистане,
2. распространении листовок в советских войсках через дружественные группы повстанцев и
3. попытке вывоза пленных на Запад.

В листовках НТС разъяснял солдатам бессмысленность и преступность этой бойни, призывал их уклоняться от участия в зверствах и по возвращении на родину рассказывать правду о войне. За годы войны в Афганистане было распространено около 600 тысяч листовок НТС, что нашло отражение в советской прессе. Для вывоза военнопленных из Афганистана был создан специальный Фонд помощи в Англии, налажен их прием в русских семьях в Канаде, достигнуты соглашения с некоторыми группами повстанцев. Однако выезд был возможен лишь через Пакистан, а с пакистанцами договориться не удалось. Не способствовала успеху и попытка некоторых бывших диссидентов настроить партизан против НТС, обвиняя его в связях с КГБ. В результате этих наговоров на дом, где жил представитель НТС, было совершено вооруженное нападение, и один афганский охранник был убит. Впоследствии небольшое число пленных было вывезено на Запад американскими организациями.

С развитием открытой деятельности “Солидарности” в Польше в 1980 году расширились и контакты НТС в этой стране. Польша в то время жила под угрозой советского вооруженного вмешательства, и в своих листовках НТС старался, главным образом, разъяснить положение советским военнослужащим. Для России была - с помощью поляков - написана о рабочем движении брошюра “Солидарность”, выдержавшая три издания.

***

Здесь уместно хотя бы кратко остановиться на отношении к афганской войне русских эмигрантов. Многие из них работали совместно (и в составе) во многих американских неправительственных организациях, активно участвовали в пропагандистской кампании по формированию общественного мнения, выпускали и распространяли в Афганистане листовки, направленные на разложение советских военнослужащих.

Так, например, буквально через месяц после ввода на территорию страны советского ограниченного контингента Исполнительным бюро Совета Народно-трудового союза (НТС) было сделано заявление, которое чуть позже было оформлено в виде листовки и распространялось в Афганистане. В нем, в частности, отмечалось: «...Русские, эстонцы, армяне, таджики — все народы России разделили горькую судьбу: называться «советским народом» и лишиться права управлять собственной страной. 60 миллионов жертв кровавых репрессий положено нами всеми в братскую коммунистическую могилу за эти шесть десятков лет. Теперь вы посланы с оружием в руках, чтобы втянуть в эту могилу еще один народ — афганский. И для него неважно, какой национальности каждый из вас, — на вас одна форма, одна пятиконечная звезда; вы для него — враги, оккупанты. И вы хорошо это видите сами: по открытой враждебности афганцев, которые вас не «приглашали» бомбить и выжигать их деревни; по партизанским засадам на дорогах, по растущему числу убитых наших солдат».

5 ноября 1980 года в международном пресс-клубе в Мадриде Народно-трудовой союз российских солидаристов организовал пресс-конференцию Национального исламского фронта Афганистана (НИФА). Ее цель, по заявлению устроителей конференции, заключалась в том, чтобы «ознакомить корреспондентов, и через них мировую общественность, с положением в Афганистане и с откликами из России по поводу этой кровавой войны».

Аналогичные мероприятия проводила и американская неправительственная организация «Дом свободы», получившая широкую известность в связи с психологической работой с советскими солдатами, оказавшимися в плену у моджахедов».

0  
10 baktria   (10.05.2012 19:00) [Материал]
Следует сказать, что на Западе, а в последние годы и в России, в многочисленных трудах по истории Афганистана кочует версия о том, что государственный переворот 1978 года (так же как и 1973-го) явился якобы делом «руки Москвы». Или, как замечалось в сборнике НТС «Три года войны в Афганистане», он был осуществлен группой «просоветски настроенных офицеров при руководящем участии спецгруппы КГБ». В этой связи хотелось бы привести высказывания уже упоминавшегося М.Ф. Слинкина: «Как человек, проработавший в этой стране много лет (в период с 1957 по 1990 г.) в различных военных и гражданских сферах, смею утверждать, что «руки Москвы» не было ни в событиях 1973 г., ни в апреле 1978 г. в силу многих причин и факторов. Высшее советское руководство, строя внешнюю политику на афганском направлении, не ставило своей целью менять государственную систему своего южного соседа. Оно, исходя из долгосрочных интересов СССР на международной арене, стремилось путем развития взаимовыгодных и равноправных советско-афганских отношений, не отягощенных какими-либо тайными замыслами, в том числе и идеологического порядка, сделать Афганистан подлинной витриной мирного сосуществования двух государств с разными социальными системами и показать странам «третьего мира» на примере Афганистана привлекательность, выгодность и идеологическую неангажированность связей с социалистическим лагерем».

Такого же мнения придерживается и Арианфаром Азиз, учившийся в СССР и три года (1986—1989 гг.) работавший старшим редактором в московском издательстве «Прогресс». В своем интервью журналу «Посев» в мае 1996 года он, в частности, заметил: «...я не думаю, что переворот Тараки был спланирован в СССР: афганские коммунисты были очень слабы, в НДПА не было внутреннего единства. Мне кажется, что советское правительство просто хотело оказать на Дауда давление через афганских коммунистов. Прокоммунистически настроенные афганские офицеры из различных организаций несколько раз обращались к СССР, выражая готовность свергнуть Дауда, но каждый раз получали отказ».

Это подтверждается и информацией генерала В. А. Богданова, работавшего с 1987 по 1989 г. в составе оперативной группы Министерства обороны СССР. По его словам, о готовящемся перевороте не знали даже советские военные консультанты — утром в день переворота они, как обычно, прибыли на место своей службы — в министерство обороны и Генеральный штаб. Правда, восставшие приняли все меры к тому, чтобы среди советских граждан не было жертв. Это обстоятельство дало в руки оппозиции сильный козырь в пропаганде антирусских настроений. Спустя короткое время после переворота в Кабуле появились листовки с призывом «вступить на тропу войны за очищение Афганистана от коммунистов и русских». В результате этой деятельности уже в первые месяцы после Апрельской революции из армии дезертировала часть офицеров и солдат, которые перешли на пакистанскую территорию и способствовали укреплению базы контрреволюционного движения. 30 июня 1978 г. в войсках был раскрыт даже крупный заговор.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]