Приветствую Вас Гость!
Четверг, 29.06.2017, 08:41
Главная | Регистрация | Вход | RSS| Страницы истории Афганистана

SONGS [87]ЛИЦЕЮ 200 [3]МИНИАТЮРЫ [28]

Главная » Фотоальбом » ВСЯКАЯ ВСЯЧИНА » МИНИАТЮРЫ » СВИРЕПОЕ ИМЯ РОДИНЫ

СВИРЕПОЕ ИМЯ РОДИНЫ

Церковь Благовещения в Аркажах (на Мячине тож), 1179 (перестроена в XVII веке), Новгород, по дороге в Юрьев монастырь. Фото: Дар Ветер, янв. 2010
В реальном размере 800x751 / 148.7Kb
105 2 5.0

Добавлено 23.02.2017 baktria

Всего комментариев: 2
+1  
1 baktria   (23.02.2017 23:30)
В ЗАСТАВКЕ: Церковь Благовещения в Аркажах (на Мячине тож)*, 1179 (перестроена в XVII веке), Новгород, по дороге в Юрьев монастырь. Фото: Дар Ветер, янв. 2010.

В.А.ЛУГОВСКОЙ

ДОРОГА

Дорога идёт от широких мечей,
От сечи и плена Игорева,
От белых ночей, Малютиных палачей,
От этой тоски невыговоренной;
От белых поповен в поповском саду,
От смертного духа морозного,
От синих чертей, шевелящих в аду
Царя Иоанна Грозного;
От башен, запоров, и рвов, и кремлей,
От лика рублёвской троицы.
И нет ещё стран на зелёной земле,
Где мог бы я сыном пристроиться.
И глухо стучащее сердце моё
С рожденья в рабы ей продано.
Мне страшно назвать даже имя её —
Свирепое имя родины.

<1925 или 1926>

Первая публикация: «Сполохи», М., изд. «Узел», октябрь 1926, тираж 700 экз., это была первая книга Луговского.

Одно из самых известных и в полном смысле програминых вещей поэта, заявившем в нём, как и в опубликованном в этом же сборнике стихотворениях «Ушкуйники»**, «Начало века» и др. своё понимание непрерывности и преемственности отечественной истории - через образы исторических героев от Петра и Пугачёва до Нахимова, тематику Крымской и Гражданской войн, следуя от седой древности до эпохи великого социального и культурно-идеологического перелома, произошедшего с октябрьским переворотом 1917 года; Луговской создаёт широкое поэтическое полотно, включающим в себя во всём своём многообразии и взаимопроникновении - вековечную мечту и борьбу народа России за счастье и справедливость.

За строки, в том числе и этого стихотворения, Луговского долго и унизительно прорабатывали во время чисток 1937 года («Литературная газета», 26 апреля 1937, постановление правления СП СССР, в котором некоторые из его стихов 1920-ых осуждались как политически вредные). Среди прочего, поэту предъявлялось обвинение в том, что он «не отбросил классово враждебные настроения» и проч. в том же духе.

В конце-концов у него вырвали покаяние «О моих ошибках», опубликованное им в № 6 журнала «Знамя» за 1937: «Политическая беспечность, выразившаяся в некритическом подходе к подбору моих ранних стихов, — признается здесь Луговской, — привела меня к тому, что я совершил крупную ошибку при составлении «Однотомника» и книги избранных стихов». Сюда «были включены старые стихотворения... из книги «Сполохи»...». Они, поясняет поэт, «писались в самую первоначальную пору моего творческого пути — в пору стихийничества, песен об «ушкуйниках», воспевания стихийной, неосознанной, рвущейся вперед силы... В стихотворении «Дорога» из исторического цикла о старой Руси я говорю о своей родине, идущей “от широких мечей, от сечи и плена Игорева”». Луговской цитирует здесь финал стихотворения, содержащий «криминальные» строки, и дает такое пояснение:

«Строки эти политически вредные, вычурные и бьющие на особую оригинальность... давно могли быть отложены в сторону и забыты в книжке «Сполохи», изданной в 1926 году... Но я их вытащил из мрака забвения... и включил в «Однотомник», для того чтобы показать свой творческий и политический путь... Стихи эти являются политически вредными из-за своей недодуманности и путаности. Эта часть моей ошибки наиболее серьезна» [цитата из статьи Л.Воронина].

ПОДРОБНЕЕ о «ДОРОГЕ» и травле поэта в 1937 см. Леонид Воронин, «Услышать... для поэта — уже ответить», «Вопросы литературы» 2002, №2 в ЖЗ (magazines.russ.ru).

_______________________________________



Владимир Александрович ЛУГОВСКОЙ [1.07./18.06. 1901, Москва — 5.06.1957, Ялта], советский литератор, поэт и педагог. Деды (и по отцу и по матери) православные священники, предки отца, московского педагога, инспектора Первой Московской казенной мужской гимназии Александра Феодоровича Луговского (1874–1925) происходили из Олонецкого края, интерес и любовь к Северу Владимир Александрович пронёс через всю жизнь. Мама: Ольга Михайловна, урожд. Успенская (1876/78 - 7. 04. 1942, Ташкент), певица и преподаватель вокала, дочь настоятеля церкви Симеона Столпника на Поварской в Москве Мих. Дм. Успенского (1850-1912).

+1  
2 baktria   (23.02.2017 23:32)
ПРИЛОЖЕНИЕ:

* согласно летописям церковь в Аркажах построена всего за 70 дней, в 1179 году, по просьбе архиепископа Новгородского Илии, по всей видимости - к 10 годовщине победы новгородцев над суздальским войском Андрея Боголюбского, безуспешно осаждавшего и пытавшегося штурмом и измором взять Новгород в 1170 году. В честь этой победы в Новогороде была написана икона (Знамение от иконы Пресвятой Богородицы) - один из великих памятников русской духовной живописи XV века, чрезвычайно почитаемой в Новгороде.

Церковь была выстроена из плит известняка, и плинфы (плоского кирпича), скреплённых цемянкой и наряду со Спасом на Нередице (1198) являет собой один из ранних образцов малого четырёхстолпного храма в Новгороде и в его округе. Спустя много лет своды церкви, вместе с куполом, барабаном и верхней частью стен обрушились и при первых Романовых церковь была восстановлена с изменением внешнего вида, покрытием восьмискатной крышей, растесовкой (расширением) узких оконных проёмов, которые были украшены нарядными наличниками.

В храме фрагментарно сохранилась фресковая роспись, выполненная в 1189 году, с характерной для новогородской школы яркостью красочной палитры и подчёркнутостью линий и контуров рисунка. Во времена оккупации 1941-44 здание использовалось немцами под конюшню и склад сена. Фрески частично были сбиты, а частично покрыты слоями грязи и копоти. Здание церкви отреставрировано в 1959/61 годах, в 2009 году стены церкви заново отштукатурили, заменили кровлю и покрытие купола.

** УШКУЙНИКИ

А.Ф.Луговcкому

Та ночь началась нетерпеньем тягучим,
Тяжелым хрипением снега,
И месяц летал на клубящихся тучах,
И льды колотила Онега.

И, словно напившись прадедовской браги,
Напяливши ночь на плечи,
Сходились лесов вековые ватаги
На злое весеннее вече.

Я в полночь рванул дощаную дверцу,—
Ударило духом хвои.
Распалось мое ошалевшее сердце,
И стало нас снова — двое.

И ты, мой товарищ, ватажник каленый,
И я, чернобровый гуслярник;
А нас приволок сюда парус смоленый,
А мы — новгородские парни,

И нам колобродить по топям, порогам,
По дебрям, болотам и тинам;
И нам пропирать бердышами дорогу,
Да путь новгородским пятинам,

Да строить по берегу села и веси,
Да ладить, рубить городища,
Да гаркать на стругах залетные песни
И верст пересчитывать тыщи;

Да ставить кресты-голубцы на могилах,
Да рваться по крови и горю,
Да вынесть вконец свою сильную силу
В холодное Белое море.

<декабрь 1925 - 22 января 1926>

©В.А.Луговской, 1926
©Дар Ветер/commons.wikimedia.org, 2010
©Леонид Воронин, 2002
©baktria/СИА, 2017

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]